WarCraft: Third War

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WarCraft: Third War » Новелла » World of Warcraft История Азерота


World of Warcraft История Азерота

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Каждый мир хранит свои тайны и предания. Легенда мира Warcraft от Blizzard за десять лет из простенькой сказки о вторжении зеленокожих захватчиков превратилась в огромный эпический мир со своими героями, памятными местами, датами и древней историей.
Сейчас мы воспринимаем Азерот как должное, как данность. Ну кто же не знает, что здешние гномы низкорослые, эльфы ушастые, таурены мычат, а нежить плохо пахнет. Но если вдуматься - откуда взялись эти Лордерон, Калимдор, Хаз-Модан? В чем корни и истоки прошлых и нынешних войн? И как Азерот докатился до жизни (нежизни) такой?
Чтобы понять настоящее, нужно знать прошлое. Надо заглянуть в глубь веков, где затаились ответы на все вопросы. Надо раскрыть и прочесть историю Азерота.

Автор: Тимур Хорев

0

2

Часть I

Титаны и формирование Вселенной

Планета Шелезяка. Полезных ископаемых нет. Воды нет. Растительности нет. Населена роботами.
М/ф «Тайна третьей планеты»

Никто точно не знает, как именно все началось. Все свидетели, сколько их ни было, уже ничего никому не расскажут. В последнее время в Азероте популярна теория Большого Бума - не иначе, с подачи гоблинских ученых. Ушастые профессора утверждают, что сначала все было Очень Пусто и Темно, но внезапно раздался оглушительный взрыв, миры разлетелись, как бильярдные шары, - и все завертелось. «Впрочем, возможно нас всех сотворил Единый Гоблин», - тут же скромно добавляют они.

Долго вертелись миры елочными игрушками среди пустоты, и эхом среди них гулял грохот взрыва. Казалось, все готово устаканиться, но тут на шум неизвестно откуда вышли гигантские существа. Сияющие звезды отражались на их металлических телах. Это были роботы, хотя в те времена они предпочитали именовать себя титанами.
Они с ворчанием смели астероиды в кучу, прибрались среди планет, вылепили на них горы и моря, надышали атмосферу - где кислородную, а где и метановую.
Во вселенной стало заметно чище. Но второй закон термодинамики не обмануть. Существа из мира энтропии и хаоса, прозванного титанами Искаженным Нижним Миром, грозили свести на нет все усилия железнокожих. Демоны из Нижнего Мира больше всего на свете не любили чистоту и порядок, норовя наследить и нагадить везде, где только можно: «Ненавижу добрые дела! А навижу темные делишки!»
Но титаны - народ работящий. Такова уж их титанская доля. Назойливые тварюшки везде и всюду получали хороший отлуп.

Саргерас и его предательство
http://s44.radikal.ru/i103/0911/b0/b6275d8730a3t.jpg
Спросил папа Эру маленького Мелькора:
- Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?
- Полководцем. Хочу всех побеждать.
- Но ведь тебя тогда могут убить.
- Кто?
- Враг.
- Тогда я лучше буду Врагом.

Мифы Арды

Демонов не выгнать насовсем - они всегда найдут щель в заборе, чтобы вновь оказаться там, куда их не звали. Очень скоро надоедливые твари довели титанов до ручки. И тогда собрался, громыхая шарнирами, железный пантеон и начал искать крайнего.
Крайний нашелся быстро - титаны вытолкнули из своих рядов простого бронзового робота по имени Саргерас.
- Вот ты у нас и будешь ответственным за демонов. Распишись, получи метлу и иди.
- Почему я? - возмутился бронзовый парень.
- Потому что так надо. Потому что демоны достали всех хуже тараканов, а ты у нас самый сильный. Потому что партия приказ отдала. Что нужно сказать?
- Слава роботам... - без энтузиазма промямлил Саргерас и принялся за безнадежную работу в одиночку.

Тысячи лет охотился Саргерас на демонов и выметал их в Нижний Мир. Это была легкая, но очень скучная и бессмысленная работа. Демонов не становилось меньше. Больше всего бронзового великана беспокоила шайка колдунов эредар, которая заселяла миры, свинячила там, обращала всех обитателей в демонов и уходила в закат. Видя кучи оставшихся после эредар окурков, битых бутылок и шприцев, Саргерас то и дело впадал в глубокую депрессию.
Другая вооруженная группировка, называющая себя «натрезимы», развлекалась тем, что сеяла во всех попавших под руку мирах глупое, злое, мимолетное. И население оказавшихся под дурным влиянием планет вдруг поголовно начинало размахивать шашками и лихо ходить в кавалерийские атаки друг на друга. Когда Саргерас увидел эти безобразные братоубийственные войны, с ним случился нервный срыв: он долго бегал кругами, хватался за бронзовую голову, выкрикивал неприличные слова и жаловался всему миру на несправедливость титанов:
- Это просто нечестно! С моей впечатлительной натурой, с моей тонкой душевной организацией я должен был родиться поэтом. А кем стал? Уборщик! Скромный. Никому не нужный! Никем не любимый уборщик. Саргерас - уборщик!
Но некому было выслушать жалобы бронзового воина - все титаны как раз ушли смотреть соревнования роботов-гитаристов.
- Кому вообще нужен этот порядок? Ломать - не строить. Вселенную все равно ждет тепловая смерть, а значит, моя работа попросту никому не нужна! Ну да ничего. До сих пор вы меня знали с хорошей стороны. Теперь вы узнаете меня с плохой стороны!
Сказав эти исторические слова, Саргерас дезертировал. Обнаружив брошенную метлу, титаны пожали плечами и вычеркнули бронзового из зарплатной ведомости. Долго бродил бунтарь по дальним закоулкам Вселенной и продолжал кипятиться, раскаляясь все больше и больше. Вскоре он походил уже не на бронзового робота, а на ходячую мартеновскую печь. «Что это за звезда бродит там, вдали?» - спрашивали друг друга беспечные титаны, еще не зная, сколько головной боли доставит им робот-уборщик.
А Саргерас вытряхнул из мусорного мешка эредаров с натрезимами и выстроил демонов перед собой неровным каре. Поначалу ошалевшие от такого обращения существа даже не признали в пылающем расплавом титане бывшего уборщика.
- Равняйсь! Смирно! Отныне я ваш главнокомандующий! - сразу же взял быка за рога титан. Он выдержал мхатовскую паузу и продолжил:
- Товарищи демоны! Я как есть сделаю из вас настоящее войско. Будете вы лучшей армией этой вселенной - только бы дело не посрамить - то-то оно, дело-то! Как есть одному без другого никак не устоять. Надо, значит, идти - вот и весь сказ, такая моя командирская зарука.
Зорким взглядом робот осмотрел ряды демонов и нашел самого приличного на вид:
- Имя!
- Кил-Джаеден по кличке Обманщик, товарищ начальник, - с ленцой ответил демон.
- Пойдешь набирать мне армии. Обманешь - рога на хвост натяну.
- По рукам, товарищ начальник.
- А тебя как зовут, маленькое вонючее существо?
- Архимонд Грязный, сэр! Так точно, сэр!
- Поведешь мои войска в бой. С таким командиром, как ты, они не заблудятся - достаточно идти на запах.
- Сэр-есть-сэр!

Демоны поселились в казармах. Начались тренировки. Саргерас, который полностью вжился в роль Темного Владыки, нещадно гонял их по планетам, заставляя хором распевать боевую песню: «Мы титанов победим! И повсюду наследим!»
Кил-Джаеден был строго-настрого предупрежден насчет любых попыток обмануть Саргераса. Политработа дала результаты: демон не схалтурил, а действительно привел из дальних рубежей вампиров, повелителей ужаса, готовых пойти на службу к новому темному владыке. Обрадованный Саргерас создал из вампиров секретную разведслужбу, занимавшуюся поиском примитивных миров и подготовкой их к вторжению. «Пятая вампирская колонна» работала как часы, и лучшим штирлицем среди новеньких оказался кровожадный Тихондрий Темный.
Отличился и грязнуля Архимонд, с удовольствием взяв на себя роль полководца несметного воинства Тьмы. Но он не стал полагаться на вампирские спецслужбы, а втайне создал собственную службу безопасности под руководством простого и грубого Маннорота Разрушителя.
Вскоре под ружьем у Саргераса оказалось огромное, хорошо выученное и вымуштрованное демоническое войско. Во вселенской пустоте рогатые создания жались друг к другу и жгли на привале костры, попыхивая трубками (так они неловко подражали огненной внешности своего предводителя). Рассматривая бесконечные ряды костров, протянувшихся на много парсеков окрест, бронзовый робот надолго задумался. И, наконец, гаркнул:
- Будете вы у меня Пылающим Легионом!

Наутро Легион отправился в первый поход.

Старые боги и создание Азерота
http://s49.radikal.ru/i125/0911/81/527e53d859b1t.jpg
- А чтoб тебя молнией поразило!
Маленькое, очень маленькое черное облако появилось над головой Бруты, и маленькая, очень маленькая молния слегка коснулась его брови.
- Ой!

Терри Прэтчетт, «Мелкие боги»

Пока дальние миры один за другим склонялись перед мощью Саргераса, не знающие телеграфа титаны продолжали увлеченно лепить из планет куличики. Азерот был одним из попавшихся им в ту пору под руку планетоидов.
- Раз, два - взяли!
- Постойте, постойте! - раздался голос откуда-то снизу. - Вообще-то мы тут живем и терраформеры не заказывали!
Присмотревшись, удивленные роботы обнаружили, что необитаемую на первый взгляд планету населяют стихийные духи, которым совсем не нравится смотреть на мелькающие в небе железные рожи. У духов уже были свои старые добрые боги стихий. Этот факт ничуть не смутил титанов:
- Нас это не волнует - уплочено. Вообще-то, план реструктуризации планеты уже двести лет висит в нашем учреждении, и у вас было время подать апелляцию.
Программа есть программа, пятилетний план священен. Новая планета должна быть стерилизована - и роботы быстро устроили старым богам рагнарек, попрыскав на планету инсектицидом. Досталось всем - огненному Рагнаросу, каменной Теразэйне, воздушному Аль-Акиру и морскому Нептулону. Все они подняли лапки кверху, подчиняясь грубой силе и космическим бульдозерам.
- То-то же, - назидательно сказали титаны, засунули старых богов в морилку, сушилку, распрямилку и затолкали глубоко под землю молодого Азерота. Обезбоженный мир был готов к глобальной уборке и заселению по плану.
Из ожившего камня роботы создали расу Земных, пересыпали всю популяцию нафталином и сложили в дальней пещере, наказав морским великанам присматривать за складом. Пока великаны вникали в суть приказа, роботы взялись за изготовление фьордов, равнин и горных хребтов единственного континента. Чтобы не ходить далеко за драгоценной энергией, роботы, не мудрствуя лукаво, вырыли Колодец Вечности и наполнили его качественной высокооктановой магией.
Мы точно не знаем, что случилось потом. Может быть, титаны оставили колодец в Азероте специально, может, просто забыли зарыть, уходя к другим мирам. Но факт остается фактом - напитавшаяся магией земля быстро наполнилась фауной и флорой.

Титаны уходили из переделанного мира ночью, когда тьма, пришедшая с востока, в очередной раз спустилась на их творение. И как настоящие романтики, они назвали континент «землей вечного звездного света».
По-нашему - Калимдор.

Драконы на службе добра

- Бандерлоги назвали тебя желтой рыбой, о великий Каа!
- Шшшш! Желтой рыбой?
- Да-да, а еще земляным червяком!

Правда джунглей

Но, покидая Азерот, роботы не оставили его без присмотра. Ручные боевые драконы остались на планете в качестве ограниченного контингента прогрессоров, представляя в Калимдоре централизованную власть, полномочия, и прочая, и прочая.
Огромные, мощные и очень злые, они барражировали над Калимдором, выслеживая и вынюхивая крамолу. И начальниками над драконьей армией поставили пятерых Великих драконов. Молодцы, чудо-богатыри, один краше другого.
Чешуя Ноздорму, домашнего дракона, в свое время принадлежавшего главному титану Аман-Тулу, отливала бронзой. Мелочью Ноздорму не занимался. Он сторожил судьбы мира и само время, чем и заслужил прозвище «Вечно опаздывающий».
Драконесса Алексстраза предпочитала всем цветам красный, издали напоминала летающий «Феррари» и отвечала за жизнь всех существ Азерота. Она спасала выпавших из гнезда птенцов, снимала с деревьев кошек и в благодарность единственная среди драконов получила королевский титул (который, впрочем, ничего существенного не означал).
Зеленая Изера работала по растительной части. Но в небесах Азерота ее никогда не видели - а все потому, что Изера очень любила задать храпака и не вылезала из своей пещеры, умудряясь следить за тропическими лесами прямо во сне. Само собой, ее прозвали «Соней» и никак иначе.
Четвертым цветным драконом был Малигос, маг - его всегда узнавали по характерной цианозной синеве. Он ничем особо не занимался - летал, пускал от нечего делать шутихи с петардами и стерег магические тайны. Бездельничал и Нельфарион, стильный черный дракон, которого поставили ответственным за землю.
Желающих утащить целый Калимдор пока что не было, так что Нельфарион вместе с Малигосом вечно пропадали в кабаках. Изера спала, Алексстраза носилась от гнезда к гнезду, а Ноздрому сторожил каждую секунду, хотя на время тоже никто не покушался.
До вторжения Пылающего Легиона оставались считанные столетия.

Пробуждающийся мир и Колодец Вечности
http://i008.radikal.ru/0911/30/d6092905d2e7t.jpg
И проснулись эльфы, и увидели звезды, ибо лежали на спине, и полюбили звезды и ночь.
И проснулись гномы, и не увидели ничего, ибо лежали носом в землю, и подумали: зачем же надо было вчера так напиваться?

Мифы Арды

Оставленный титанами Колодец Вечности не только стал источником жизни для всего Калимдора - он неудержимо привлекал к себе стаи мелких млекопитающих. Вскоре стало ясно, что он действует на них точно так же, как и кларковский Черный Обелиск. Животные быстро спустились с деревьев, встали на задние лапы и обернулись гуманоидами - дикими, но симпатичными. Быстрая эволюция не прошла для них даром, атавизмы давали о себе знать, и уши первой разумной расы (не считая складированных в пещерах Земных) так и остались заостренными. Зато во всем остальном дикари оказались просто красавцами - высокие, бессмертные, ладно скроены, ловко слеплены.
Ночные эльфы (а это, как вы догадались, были именно они) по неизвестной причине полюбили звезды и назвали себя Кальдорей, «дети звезд». Эльфы быстро сообразили, в чем сила. Вся из жизненная энергия подпитывалась из Колодца, и поначалу эльфы строили свои первые города только вокруг него. Первая религия новой расы уподобляла зеркальную гладь Колодца луне на небесах, а жрецы учили простых эльфов тому, что днем сама богиня Элуна отдыхает от ночных прогулок по небосводу. Эльфы верили и продолжали исследовать магические свойства неисчерпаемого источника жизни.

Быстро распространяясь по Калимдору, эльфы вскоре набрели на драконов, чем немало их удивили. Проигнорировала ушастых ливингстонов только Изера - она спала, и ей ни до чего не было дела. Остальные драконы собрались и решили покамест считать эльфов безвредными чудаками.
К слову, почитать деревья и вообще все растительное ночные эльфы стали далеко не сразу. Пристрастие к деревьям, кустам и траве появилось у них только после встречи с полубогом-кентавром Ценарием по прозвищу «Серебряное копытце». Он издавна стерег тропические леса в одиночку и теперь решил использовать эльфов в качестве помощников. Ссориться с ним не желал никто, так что ушастые существа терпеливо сидели на экологических лекциях Ценария и смирно их конспектировали. Это пошло на пользу лесам - их не вырубили даже тогда, когда ночные эльфы расселились по всему континенту.
Но эльфийская королева Азшара, пользуясь служебным положением, отстроила свою резиденцию прямо у берегов Колодца. Зазнавшись, она купалась в колодце и в роскоши, забыла про чаяния простого ушастого народа и даже обозвала себя и своих приближенных Высшими эльфами. Народ безмолвствовал - тогда еще темные эльфы не увлекались революциями, хотя нахальство и зазнайство Высших не нравилось никому.
Тем временем фундаментальные исследования Колодца Вечности продолжались. Ученые брали пробы, проводили физические анализы, пытались выяснить состав и природу энергетической субстанции и даже несколько раз погружали в Колодец глубоководные аппараты. Постепенно пришли успехи, а вместе с ними - головокружение. Эльфы сумели подчинить бесплатную магическую энергию, о чем быстро узнала Азшара и ее придворные. Началась безудержная эксплуатация Колодца. Зря качал головой старый Ценарий - объемы потребляемой магической энергии росли с каждым днем в геометрической прогрессии.
Безграничная власть окончательно развратила Вышних эльфов. Колодец единолично использовали лишь Азшара и несколько ее приближенных священниц. На все вопросы королева надменно отвечала: «А что! Я хотя бы и жадничаю, зато от чистого сердца.» Страшно далеки стали повелители эльфов от народа.
Но кого это волновало? Разве что молодого, подающего надежды ученого-друида Мальфуриона Стормрейджа, который все чаще и чаще приговаривал: «Быть беде! Ой, быть беде! Чует мое сердце, добром это не кончится».

Война Древних
http://s49.radikal.ru/i125/0911/3a/83a1600ac659t.jpg
Тук-тук.
- Кто там?
- Свои.
- Свои в такую погоду дома сидят, телевизор смотрят.
- Откройте. Это мои папа и мама.

м/ф «Трое из Простоквашино»

Эльфы даже не подозревали, что чем больше они использовали Колодец Вечности, тем заметнее становился Азерот среди других планет. К тому времени, когда дело дошло до мегатонных заклинаний, планета светилась в радиодиапазоне не хуже иной нейтронной звезды.
Саргерас как раз примерял на себя титулы и размышлял, неплохо ли звучит «Разрушитель Миров, Великий Враг Сущего, Темный Бог Безымянной Пустоты, упирающийся ногами во Вселенную», когда он почувствовал возмущение в великой Силе. Включив приемник, он быстро поймал эльфийские передачи и тут же рванулся в управление разведки, где устроил проглядевшим перспективную планету вампирам жуткую головомойку.
- Ничего поручить нельзя! - орал он на Тихондрия. - Все приходится делать самому!
Перепуганные вампиры за двадцать четыре часа подготовили для вождя оперативную справку по Азероту. Как выяснилось, источник возмущения - гигантский запас бесплатной магии в оставленном титанами Колодце.
Как раз магии и энергии не хватало Темному Владыке, перебивавшемуся динамо-машинами и переносными генераторами. Он лично возглавил армию из миллиона демонов-головорезов и произнес перед ними зажигательную речь. Отсалютовали Архимонд и Маннорот и отдали команду выступать.

План Саргераса был воистину дьявольски хитроумен. Он вышел на связь как раз в тот момент, когда королева Азшара и все ее приближенные валялись под магическим кайфом. Диалог бронзового робота с отупевшей Азшарой выглядел примерно так:
Тук-тук.
- Кто там? - прошептала королева.
- Я - часть той силы, что вечно хочет зла, и вечно совершает благо.
- Голос в голове, ты меня паришь.
- Я - бог.
- Ух ты, целый бог! Заходи, конечно. Сейчас открою портал, - Азшара заметно оживилась.
- Я не пролезу, слишком уж я большой. Сначала я свою свиту пропущу, договорились?
- Не вопрос. Для настоящего бога мы все организуем по первому разряду.
Азшара собрала в тронном зале всех, кто мог отвлечься от разглядывания розовых слоников, объяснила им, что идет бог (никто не удивился). Потом еще раз объяснила, что это именно бог, а не очередное видение - и вместе с придворными открыла портал прямо в Колодце Вечности, чтобы не тянуть далеко шнур питанияhttp://i006.radikal.ru/0911/d7/ad2a8c11c52at.jpg
- Вот ведь непуганые идиоты, - тихо пробормотал Архимонд, разглядывая открывающееся окно в Азерот.
- Безусловно, - вздохнул Саргерас. - Самое время пугнуть. Ну что, это твой звездный час. Начинай свой блицкриг.
Архимонд взял рацию и отдал короткий приказ. Первые мобильные штурмовые колонны вошли в сверкающий портал. (Через каких-то десять тысяч лет точно так же войдут в Азерот орочьи орды из Драэнора).

Передовые штурмовые отряды мгновенно захватили дворец королевы, не встретив никакого сопротивления. Демоны шли через портал бесконечным потоком, сразу же развертывались в боевые порядки и начинали реализацию планов командования и лично товарища Саргераса.
Ад обрушился на спящие эльфийские города. Призванные колдунами демоны ада, инферналы-десатники падали с небес на землю как огненные метеоры. По полям и лесам Калимдора шагали адские стражи, громыхая потусторонними цепями. Стаи рогатых магических ищеек врывалась в беззащитные деревни. В нескольких местах вовремя поднятые по тревоге воины отчаянно обороняли свои позиции. Но силы были неравны, и эльфы шаг за шагом отступали.

Разбуженный шумом и далекой канонадой Мальфурион Сторомрейдж надел очки, выглянул в окно и сразу понял - доигрались. Он уже давно подозревал неладное, видя, как его родной брат Иллидан, попавший в ряды Высших эльфов, медленно, но верно подсаживается на магический кайф из Вечного Колодца.
Но на этот раз перепуганного Иллидана действительно проняло.
- Запомни, к чему приводит вся эта магическая дурь! - шипел Мальфурион. - Нам с тобой надо немедленно отправиться на поиски Ценария, уж если кто поможет эльфам, так это он. Но тебе надо будет завязать.
- Конечно-конечно! - бормотал Иллидан. - Завязываю полностью!
- Смотри у меня. Возьмем с собой в леса Тиранду, здесь небезопасно.
Тирандой звали молодую священницу, по которой сохли оба брата - по крайней мере, до тех пор, пока Иллидан не подсел на магию настолько, что все амурные дела стали ему до лампочки.
Долго шли трое эльфов партизанскими тропами к Лунной Поляне. Иллидану заметно поплохело - он потел и постоянно мерз даже около костра. Когда эльфа, наконец, нашли Ценария, тот был краток:
- Думать? А что думать? Драпать надо! Только драконы могут что-то сделать с этой ордой, да и то... Если демоны все же вырвались из портала, скажу прямо, чертовски трудно затолкать их обратно. Драконы - наша последняя надежда.

Ранним утром над столицей Калимдора раздался радостный клич: «Драконы летят!»
Боевым звеном на бой с демонами летели все пять драконов - ради спасения Калимдора проснулась даже Изера. Командиром звена была Алексстраза, ее сверкающая красная чешуя наводила ужас даже на привыкших ко всему демонов.
Ценарий, вызвав удар с воздуха, не терял времени даром - он разбудил из спячки своих верных Лесных Братьев. Военная доктрина предполагала использовать их в партизанских рейдах на тылы противника - трудно придумать лучшее применение для толпы ходячих деревьев. Но в этот раз приходилось идти ва-банк, чтобы развить успех на земле, если драконы его вообще добьются. Целые леса при поддержке маленьких рощ двинулись на столицу.
Остатки эльфийских армий тоже пошли в психическую атаку на охраняющие Колодец отряды демонов. А что в это время делала королева? Она, живая и здоровая, предвкушала встречу с богом и готовилась расширить портал в Колодце настолько, чтобы через него мог пройти сам Саргерас. Для этого необходимо было собрать воедино магические силы всех Высших эльфов. Специалисты по порталам бегали по всему дворцу, отлавливая сачкующих. Но сил пока не хватало.
Тень от драконьих крыльев пала на дворец. И пятеро крылатых стражей обрушились на демонов. http://s44.radikal.ru/i103/0911/fc/f6fcf60acd92t.jpg
Восстановить последующие события поможет расшифровка переговоров драконов:
- Внимание, я красный. Прикройте, я пикирую, затем выхожу на боевой разворот.
- Вас понял, красный. Черный, отбой.
- Да сколько же их тут!
- Плотный зенитный огонь. Маневры, маневры!
- Они идут через Колодец.
- Слева, слева! [неразборчиво] Синий, подбрось огоньку!
- Иду на третий разворот. Красный, у тебя демон на хвосте.
- Я не могу стряхнуть его!
- Стой над целью.
- Он у меня на хвосте!
- Стой над целью!
- Отличный плевок, зеленый...
- Черный, куда, куда? Держи строй!
- Нельфарион, ты что делаешь?!
- Красный, осторожно! [неразборчивые крики в эфире] ...ах, чтоб его!
- Огонь, огонь!
- Черный, ты сошел с ума! Нельфарион!
- Вы не знаете всю силу Темной стороны!!! Я больше не Нельфарион. Я - Черный плащ!

Черный дракон Детвинг, Крыло Смерти, бывший Нельфарион, без всякого предупреждения напал на остальных драконов и несколькими меткими плевками огня заставил их отступить. Внезапное предательство морально подкосило цветную команду. Все они как один решили, что игра не стоит свеч, да и защищать Азерот, собственно, им незачем - здоровье дороже.
Мальфурион видел воочию исход боя на небесах. Он успел прыгнуть в траншею и уйти в тылы прежде, чем воодушевленные неожиданным союзником демоны окончательно завладели полем боя.
«Свет! Свет! Они ползут на свет! Колодец надо закрыть. Иначе всем крышка», - шептал молодой ученый Ценарию и Тиранде. - «Нам надо любой ценой прорваться во дворец Азшары и ликвидировать сам портал! Кстати, а где Иллидан? Он ведь только что был здесь»...

0

3

Часть II

Создатели Азерота беспечно оставили в молодом мире источник абсолютной магии — Колодец Вечности. В поисках энергии для себя и для своего Пылающего Легиона колодец пытается захватить бронзовый робот Саргерас — тунеядец, хулиган и пироман. Он втерся в доверие к королеве ночных эльфов Азшаре, злоупотребляющей неочищенной магией. Поверив его льстивым словам, королева открыла в колодце портал, через который в Азерот хлынули орды демонов-завоевателей.
Эльфы и драконы-стражи терпят поражение в неравном бою. Молодой ученый Мальфурион Стормрейдж, его подруга Тиранда и парнокопытный эколог Ценарий ищут способ остановить катастрофу.

Разрушение Колодца Вечности
http://i069.radikal.ru/0911/cf/7bf0874482aet.jpg
— ...и сорвал торжественное открытие Дворца
Бракосочетания. Затем, на развалинах часовни...
— Простите, часовню... тоже я развалил?
— Нет, это было до вас — в четырнадцатом веке.
х/ф «Операция Ы»

...Мальфурион видел воочию исход боя на небесах. Он успел прыгнуть в траншею и уйти в тылы прежде, чем демоны завладели полем боя.
— Свет! Свет! Они ползут на свет! Колодец надо закрыть, иначе всем крышка! — шептал молодой ученый Ценарию и Тиранде. — Нам надо любой ценой прорваться во дворец Азшары и ликвидировать сам портал! Кстати, а где Иллидан? Он ведь только что был здесь!

Иллидан пробирался через развалины эльфийской столицы, разговаривая сам с собой:
— Колодец? Нет! Я не могу. Мы умрем без колодца! Мы превратимся в прах! Они отняли у нас Тиранду, но мы не дадим им отнять у нас нашу прелесть! Злые эльфы хотят уничтожить магию, но мы их остановим. Да-да, остановим!
Эльф поднял голову и увидел впереди изящные очертания дворца Азшары. Светились все окна — над открытием колодезного портала трудились десятки колдунов. Магическое зарево видел и Мальфурион.
— Я не сторож брату своему, но думаю, он рванул к колодцу, — сказал он. — Как удачно — нам почти по пути! Совершенно не понимаю, почему бы трем благородным донам не навестить Азшару?

Вечерело. Герои пробирались через развалины, собирая выживших эльфов Кальдорей в импровизированный отряд. То и дело всем приходилось падать ничком за обломки плит, когда над головой пролетал очередной демон-охотник. Прежде чем пересечь очередную улицу, нужно было убедиться, что из-за угла неожиданно не выйдет неповоротливый адский страж. Первым признаком его приближения был грохот цепей.
Трещали пожары, хохотали демоны. Откуда-то со стороны Колодца Вечности доносился сварливый лязгающий голос: «Вы меня знали с хорошей стороны, но теперь вы меня узнаете с плохой стороны! Я вас всех доведу до слез!»
Подходы к дворцу герои преодолели быстрыми перебежками. Яркие вспышки магической энергии то и дело освещали всю округу, но демонов рядом с дворцом не было. Дворец стоял цел и невредим. Всполохи магии из стрельчатых окон окрашивали двор во все цвета радуги.
На проходной группа охранников Квель-Дорей остановила отряд. Они несли свою вахту так, словно и не было вторжения. Ушастый начальник охраны с магоискателем подошел к Мальфуриону.
— Колющее, режущее, огнестрельное?
Мальфурион распахнул плащ, под которым на поясах аккуратно висели мечи, кинжалы и сабли.
— Мать... — только и успел сказать эльф, отлетая к стене.
Оставшиеся охранники дружно выпучили глаза. Ценарион перехватил лук, а Тиранда вынула из кармана волшебную палочку.

Шла последняя фаза операции «Троянский конь». Саргерас самонадеянно попытался забраться в еще не открытый полностью портал и теперь прочно в нем застрял. Архимонд, бормоча про себя ругательства, безуспешно пытался вытянуть робота назад за ноги. Робот брыкался и ругался.
— Все потому, что у кого-то очень узкие колодцы. Вы меня еще узнаете, — хрипел он.
«Нет, все потому, о великий, что кто-то слишком много ест!» — захотел ответить Архимонд, но промолчал. Не потому что это был очень вежливый демон, а потому, что роботы не едят в принципе.
Азшара и хоровод из магов Квель-Дорей постепенно и сосредоточенно повышали напряжение на входе портала. На их вытянутых руках трансформировалась энергия, на кончиках ушей танцевали огни святого Эльма. Внутри колодца шла управляемая реакция на рекордных гигаваттных мощностях. Проход для армии Пылающего Легиона и лично Саргераса постепенно расширялся внутри удерживающего его поля.
http://i025.radikal.ru/0911/7a/e8c833531582t.jpg
— Теперь-то я точно просигналю им «Мальфурион здесь». Наур ар адриат аммин!
Полыхнул огонь, и двери тронного зала разлетелись в щепы. Маги-портальщики и гвардейцы вздрогнули так дружно, как будто долго репетировали. Королева оглянулась через плечо: «Иллиданушка-то не соврал!» — подумала она, заряжая огненные шары на кончиках пальцев.
— Все! — крикнул Мальфурион. — Портала не будет, электричество кончилось! — и отряд ринулся в атаку.
«Их не трое, а намного больше». — Первые огненные шары, оставляя за собой дымные хвосты, полетели в штурмующих зал эльфов. — «Удержать портал будет трудно. Но придется. Остановить реакцию уже нельзя».
В зале кипела схватка. Маги Квель-Дорей из последних сил держали контроль над порталом, в котором извивался и орал благим матом Саргерас. Нападающие пытались пробиться через строй личной гвардии королевы, но атака за атакой захлебывались.
Увлекшись прицельным метанием огненных шаров, королева едва успела увернуться от меча подкравшейся сзади Тиранды. Подоспевшие телохранители отвлекли эльфийку на себя и успели нанести ей несколько ударов, прежде чем пали сами. Когда Тиранда присела на ступеньку и достала бинты из аптечки, Мальфурион понял, что план «а» не сработал. Кальдорей усилили напор — телохранители и гвардия сгрудились вокруг магов-портальщиков. Королева осталась в одиночестве. Ученый обнажил меч и быстро пошел к ней через весь тронный зал.
— Тебе не стоило приходить сюда, Мальфурион Стормрейдж, — сказала королева Азшара, вынимая меч. — Ты стал слаб.
— Даже если ты убьешь меня, я стану намного сильнее, чем ты можешь себе представить, — спокойно ответил ученый. Два смертельных врага скрестили оружие.
В этот самый момент, пока внутри и снаружи дворца бушевало сражение, к краю колодца подползал Иллидан. «Ни демонсы, ни эльфсы не отнимут у нас нашу прелесть!» — прошептал он и погрузил в жидкую магию личную фляжку. — «Магия останется со мной, что бы ни случилось! Грядущие поколения меня поймут-с».
Паникующие колдуны в тронном зале из последних сил удерживали термоядерную реакцию в колодце. Несмотря на все усилия, нестабильность силового поля нарастала. Стормрейдж и королева плясали, размахивая мечами, в опасной близости от питающих портал силовых линий. Королева непрерывно метала в ученого цветочные горшки и вазы. Координатор магов-портальщиков оглянулся и схватился за голову:
— О, боже! Что он делает?! Кретино! (дальше следует непереводимая игра слов с использованием квель-дорейских идиоматических выражений).
Он рванулся наперехват, но не успел ничего сделать. Мальфурион все же врезался спиной в толпу магов, которые махнули руками. Магическое поле вокруг портала схлопнулось.
Бесшумный белый свет заполнил весь мир. И праведные, и неправедные были преданы этому святому огню.
http://s60.radikal.ru/i167/0911/de/20756b0f539et.jpg
— Замуровали, демоны!
Где-то очень далеко от Азерота в дальнем уголке космоса Саргерас стоял и молча смотрел на темное звездное небо — туда, где только что раскрылись врата к источнику бесконечной магии. Рядом с ним, сложив руки за спиной, с непроницаемым выражением лица стоял Архимонд.
Демоны рангом поменьше начали переглядываться за спиной своего повелителя, пытаясь угадать, кто оплошал и на кого падет высочайший гнев.
Но Саргерас, так ничего и не сказав, развернулся и пошел прочь.

 
***
Три Великих дракона, которые в этот момент зализывали раны далеко от поверхности Калимдора, обернулись на вспышку. Они увидели, как в центре континента на месте колодца ярче тысячи солнц загорелся ослепительный белый шар. Невидимая сила, заключенная в быстро расширяющийся круг, уничтожала один за другим города, сжигала леса, стирала с неба облака. Через минуту над тем, что было раньше колодцем, стало подниматься гигантское грибовидное облако.
Корчился и сотрясался весь мир до самого основания. Вспархивали с земли драконы. Раскачивались на цепях Древние Боги, заключенные в свои темницы. Центр Калимдора быстро опускался. Когда край земли оказался ниже уровня моря, океан хлынул в яму небывалым цунами. В воду погрузилось четыре пятых всего континента. От того мира, который так долго и кропотливо создавали роботы-титаны, на поверхности остались лишь два крупных участка суши — один на востоке, другой на западе.
На том месте, где когда-то гордо вздымались шпили эльфийской столицы, там, где блестел белой магией Колодец Вечности, забурлил колоссальный водоворот Маэльстром. Огромный вихрь оказался наполнен хаосом энергии всех четырех взаимодействий. Маэльстром остался здесь до скончания времен как напоминание о том, к чему может привести неосторожное обращение с энергией магического распада. И с тех самых пор оставшиеся жители мира при случае так и выражаются: «Чтоб тебе в Маэльстром провалиться!»
В последний момент перед взрывом королева Азшара защитила себя и дворец магическим полем. Щит оградил эльфов от излучения, но когда пришла большая волна, он не дал им выплыть на поверхность. Большая часть Квель-Дорей оказалась в западне на дне океана.
Перед Азшарой и ее придворными стояла простая альтернатива — погибнуть или приспособиться. Высшие эльфы выбрали жизнь; через несколько поколений Квель-Дорей уже могли похвастаться чешуей, плавниками и длинными змеиными хвостами. Преобразившись и забыв о жизни на суше, они назвали себя народом нага, а свою новую столицу — Наджатар. Нага не покажутся у берегов новых континентов еще десять тысяч лет.
Прежний мир ушел в небытие.

Гора Хиджал и дар Иллидана
http://s47.radikal.ru/i116/0911/fc/fcd175cad10et.jpg
Через десять минут на советский берег вышел
странный человек без шапки и в одном сапоге.
Ни к кому не обращаясь, он громко сказал:
— Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло.
Придется переквалифицироваться в управдомы.

И. Ильф, Е. Петров, «Золотой теленок»

— Вон наш ученый плывет на доске.
— А чего не шевелится? Сдох он, что ли?
— Нет, живые они. Вишь, глазами лупают.
«Это я живой», — подумал Мальфурион. — «Это я глазами лупаю».

«М-да, как-то все нехорошо получилось, — размышлял Стормрейдж, выгребая на доске из водоворота. — И перед ребятами неудобно».
За ним плыли Ценарий с притихшей Тирандой. Кентавр умел плавать, но плохо и недалеко, так что все три героя, отловив несколько бревен, сколотили плот. На нем после недолгих споров они поплыли вслед за солнцем на запад. Постепенно к ним присоединялись выжившие эльфы всех разновидностей, и вскоре одинокий плот обзавелся целой флотилией в кильватере.
Кальдореи молчали и мрачно поглядывали на Стормрейджа. Они побили бы его, если бы к ним по пути не прибились несколько высших эльфов, также выгребающих на запад. Били их, оставив Мальфуриона в покое.
Демонов не было видно. Ликвидация портала не пошла им на пользу, но почему-то осознание этого не приносило особой радости. Оказавшись в дивном новом водном мире, привыкшие к лесам эльфы чувствовали себя очень неуютно.
На сороковой день плавания Мальфурион выпустил голубя и обнаружил землю. Святая гора Хиджал торчала над водной гладью как обещание избавления от морской болезни и рыбной диеты.
Но после того, как не по своей вине ставшие моряками эльфы вывалились на берег, сюрпризы не закончились. В поисках пресной воды эльфы забрались на вершину горы и вскоре обнаружили там маленькое тихое озерцо.
Все бы ничего, но оно было заражено магией. Это был новый Колодец Вечности.
— Очень хорошо! Замечательно! — сказал Мальфурион, присев на камень. — Мы угробили весь мир, чтобы уничтожить колодец. Мы плыли тысячи километров. И что увидели, доплыв до земли? Новый волшебный водоем. Тут точно не обошлось без моего дурного братца. — Мальфурион подобрал фляжку. — Это его. Начинаем прочесывать лес, он не мог далеко уйти.
http://i011.radikal.ru/0911/ea/e2c3bbf207e9t.jpg
Неизвестно, как Иллидан добрался до Хиджалы раньше всех остальных. Он вылил содержимое своей фляги в озеро. И он был очень удивлен, когда его взяли под белы ручки, выволокли из дальней пещеры и привели к Стормрейджу.

— Вот. Жил в пещере, ловил рыбу, кусался при задержании, — сообщил начальник группы захвата.
— Ну и зараза же ты, родной... — грустно сказал Иллидану брат.
— Он хуже. Он просто кю!
— Ты нарушил закон джунглей!
— Верите ли, мессир, — начал Иллидан и принялся длинно и косноязычно оправдываться, притом все время врал. Выходило так, что он лично спас магию от полного уничтожения для будущих поколений.
— Исключительно в целях недопущения, — непонятно добавил он и сглотнул.
— Знаешь, что ты сделал? Ты прибавил нам неприятностей на десять тысяч лет вперед. Прекратим эту бесполезную дискуссию. Отдай умклайдет. Никаких больше дискотек: только балет и керамика, — заключил Мальфурион.
Он подозвал Ценария, и вместе они выкопали для беспокойного братца зиндан. Магические цепи сковали Иллидана по рукам и ногам, и был ему дан пожизненный срок (с учетом эльфийской продолжительности жизни — практически вечный). Но какая же тюрьма без стражи? На должность вечного часового никто из эльфов не рвался — крайнего выбирали жребием. Не повезло Майеву Шэдоусонгу — он заступил на пост.

Долго эльфы сидели вокруг озера. Выступал Мальфурион, стараясь игнорировать вопли Иллидана («Сижу за решеткой в темнице сырой!»).
— Поймите меня правильно, братья. Я, конечно, могу уничтожить и этот колодец. Благо у нас с Ценарием в этом деле большой опыт. Но я сильно сомневаюсь, что Азерот не превратится в Атлантиду после второго такого же взрыва. Так что пусть колодец будет. («Свободу попугаям! Сво-бо-ду! По-пу-га-ям!») Знаю, вы уже не представляете жизни без магии. Но есть хорошая альтернатива, о которой вам лучше расскажет мой четвероногий друг.
— Мы будем друидами, — сказал Ценарий, покосившись на эльфа. — Будем растить деревья, лечить землю и водить хороводы. Хорошо заживем!
И ночные эльфы стали друидами.

Мировое Древо и Изумрудный Сон
http://s46.radikal.ru/i112/0911/22/3493156947cbt.jpg
Кабы реки и озера
Слить бы в озеро одно,
А из всех деревьев бора
Сделать дерево одно...

С. Маршак, «Если бы да кабы»

— А теперь посмотрите налево. Перед вами восхитительно раздолбанный архитектурный ансамбль! — группа остановилась перед развалинами одного из храмов Элуны. — Ты, ты и ты, готовьте доски для лесов, а вы разбирайте завалы. Камни нам еще пригодятся.
Эльфийские команды отстраивали город у подножья Хиджалы. В ход шло все — выброшенные на берег деревья, обломки зданий, энты-добровольцы.
— Драконы летят! Воздух! — раздался крик.
«Кажется, это из другой сказки», — подумал Мальфурион, но наверх посмотрел. Всем своим видом выражая вину и соболезнования, возвращались побитые драконы. — «Один крокодил. Два крокодила. Три крокодила...»
Это были Великие Драконы. Над стройкой парили красная Алекстраза, Изера (зеленая и очень заспанная) и бронзовый Ноздорму. Мальфурион, прикрыв лицо ладонью от солнца, молча следил за ящерами.
— Извините, у вас можно приземлиться?
— Чего?
— Чего, чего... Посадку давай!
Стормрейдж как архидруид от имени всей коммуны вышел к драконам с хлебом-солью. В другой день он бы с удовольствием напомнил им о былом и о том, насколько, по его мнению, успешно драконы справились с защитой Азерота от вторжения... Но именно сегодня он как раз получил новый уровень, и у него было хорошее настроение. Вкратце он описал ситуацию: есть колодец — есть проблемы. Нет колодца — нет Азерота. На запах магии снова могут прийти армии демонов. Иллидан требует адвоката и грозится голодовкой. Что делать?
Драконы посовещались и предложили свою помощь.

Друиды и драконы обсудили все возможности, согласовали фазы операции под кодовым названием «Зеленый шум» и приступили к делу. Сначала Алекстраза затолкала в заколдованное озерцо маленький желудь. Питаясь чистой магией, желудь быстро вымахал в дерево невиданных размеров — Нордрассил, «Корона небес». Корни его проросли по всей горе Хиджал, а верхние ветви залезали в стратосферу. Так, объединив в себе магию и учение друидов, Мировое Древо стало медленно залечивать раны, нанесенные флоре Азерота.
Ноздорму, Вечно Опаздывающий, зачаровал Нордрассил, зациклив время: «Пока древо существует, ночные эльфы не будут стариться и болеть».
Третий дар эльфам преподнесла Изера. Зевая, она соединила Мировое Древо со своим «спальным» миром, Изумрудным Сном. Этот мир существовал в параллельном измерении и позволял Изере управлять миром растений. Все эльфы-друиды оказались связаны с Изумрудным Сном такой же прочной связью, получив в свое распоряжение мощную магию жизни.
Но одна драконша не могла справиться с трудной задачей восстановления мира. Ей должны были помочь сами эльфы. Друиды вырыли себе берлоги, готовясь лечь в анабиоз, чтобы вместе с Изерой путешествовать по ее магическому сну. Им предстояло нести свою сонную вахту несколько сотен лет.

Исход высших эльфов
http://i058.radikal.ru/0911/e8/9eac23faffe1t.jpg
А я и в цари записаться могу. Да. Кто тут, к примеру,
в цари крайний? Никого?! Так я первый буду!..

м/ф «Падал прошлогодний снег»

Года складывались в столетия. Столетия — в тысячи лет. Мир постепенно излечивал свои раны. Живущие в лесу эльфы расселялись по обретенному заново континенту, открывая новые и новые границы. Они назвали свою новую родину Эшенвэйл, что в переводе с эльфийского означает «пепельная долина».
Беженцами с востока оказались не только Кальдореи. На грубо сколоченных катамаранах прибыли фурболги, люди-медведи. Предводителями у них был простодушный на вид гигант и щуплый одноглазый разбойник. Вцепившись в бревна, до Эшэнвэйла добрались кабанчики. Они ушли в леса и вскоре наполнили их радостным похрюкиванием.
Строгими часовыми над лесами стояли друиды. Казалось, теперь ничто не может нарушить мир и спокойствие в оживающем Азероте.
http://s50.radikal.ru/i127/0911/80/6579b24cfacdt.jpg
В дверь поскреблись условным знаком. Из маленького окошка выглянул подозрительный глаз.

— Предвестники зла воют в ночи, — сказал незнакомец, стряхивая капли дождя с остроконечных ушей.
— Человек приходит к морю, когда хочет искупаться, — ответили из-за двери.
— Люблю запах леса поутру, — ответил посетитель.
— Это запах возрождения.
— Истинно так, как стрела без наконечника.
— Старый барсук копается в корнях Нордрассиля.
— Эээ... Черный холм молчит в ночи? — переспросил посетитель с надеждой.
— Старый барсук.
— Может быть, герань в горшке?
— Нет, там точно барсук.
— Или зеленый огонь не даст сгореть луне?
— Зеленый огонь? Вы ошиблись дверью, тайное общество Квель-Дорей дальше по улице. Здесь — организация по защите прав диких фурболгов.
— Извините.
Окошко захлопнулось.

В темной комнатке горела свеча. Вокруг нее сгрудились эльфы. Один из них говорил хриплым голосом:
— Долго мы еще будем таиться, как мыши в корнях деревьев? Мне до смерти надоел Мальфурион! Хватит ему командовать. Я хочу пить из его колодца, я хочу...
— Заткнись. Твои уши всегда невысоко ценились, потому что между ними никогда не было мозгов.
— Но, Датремар, я...
— Замолчи, я сказал! Я буду говорить. Да, я не смог спровоцировать друидов, они не хотят пользоваться колодцем. Но эти дураки сами отказались от магии, они не осознают, чего лишились. Пока за нами следят, мы будем сидеть тихо. Потом, когда нам удастся проникнуть в их ряды, мы найдем способ воспользоваться энергией колодца. Мы освободим Иллидана. И, когда это случится, мы снова станем сильнее всех.
Эльфы шумно вздохнули. Им уже давно хотелось быть сильнее всех. Начался гомон, но все замолчали, когда от стены отделилась тень. Незнакомец подошел к столу, снял темные очки — во тьме загорелись глаза ночного эльфа.
— Именем Элуны, всем выйти из сумрака!
— Он живой и светится... Среди нас Кальдорей! Господа офицеры, нас предали!
— Руки вверх! Ваша песенка спета! — сказал Мальфурион. — Кого я вижу! Датремар, высшие эльфы, ха-ха! Замечательно. Вся компания в сборе — какая прелесть. Выношу вам последнее эльфийское предупреждение. Больше друиды этих комплотов не потерпят. За непослушание — смерть. Разойтись по домам!

Высшие эльфы не вняли предупреждениям. Вскоре они попытались устроить провокацию, закрутив над всем Эшенвэйлом магический ураган. Но организация в очередной раз провалилась, и все зачинщики предстали перед синклитом друидов.
— Я вам говорил, чтобы вы завязывали? — устало спросил их Мальфурион.
— Говорил.
— Говорил вам, что покараю смертью за заговоры против эльфизма-друидизма?
— Говорил.
— Вот и не жалуйтесь теперь.
Но до кровопролития не дошло — даже у разозленного до крайности Мальфуриона не было желания лить эльфийскую кровь. Воспитательные меры решили совместить с исследовательской экспедицией — и высшие эльфы официально были сосланы на восток.
Датремар и его сторонники построили огромный флот. Они радовались тому, что остались в живых и избавились от контроля со стороны своих консервативных собратьев. Друиды тоже были довольны — теперь вольнодумцы не будут ошиваться у корней Древа Жизни. Под радостные марши флот раскольников отплыл на восток — туда, где грохотал Маэльстром.
Долгие месяцы Квель-Дореи осторожно огибали стороной гибельный водоворот с севера. На восемьдесят первый день плаванья с клотика одного из кораблей раздался крик: «Земля!»
Эльфы на кораблях подхватили клич, радостно шамкая беззубыми ртами. На всех парусах корабли поспешили к вздымающимся на востоке горам. Когда названия прежних королевств окончательно забудутся, люди назовут этот берег Лордаероном.

— Во славу Элуны, королевы Азшары и всех Квель-Дорей, я нарекаю эту землю королевством Квель-Талас, — сказал Датремар и вонзил древко флага в песок. — А я, соответственно, буду королем.
Он не знал, что уже через несколько лет религия Элуны будет забыта. Высшие эльфы перестанут воспевать сумерки, поклоняясь солнцу и яркому дневному свету.

Стражи и Долгое Бдение
http://i056.radikal.ru/0911/ed/efb396140f22t.jpg
Совершенно необходимо, чтобы желудок был набит хвойными иголками,
если предстоит проспать целых три месяца подряд.

Туве Янсон, «Шляпа волшебника»

Квель-Дореи ушли, оставив ночных эльфов вариться в собственном соку. Друиды вздохнули с облегчением и начали готовиться к спячке. Напоследок вся древесная команда закатила прощальную вечеринку для друзей и близких.
Тиранда, первосвященница храма Элуны, предложила возлюбленному архидруиду Мальфуриону воспользоваться служебным положением и остаться с ней.
— Что ты забыл в этом Изумрудном Сне? А если снова придут демоны — а ты дрыхнешь.
— Не могу остаться. Я слово дал, понимаешь? Меня товарищи засмеют.
— Ты меня не любишь!
— Люблю. И скоро вернусь, не пройдет и сотни лет. Жди!
И стеклянный колпак анабиозной камеры начал медленно опускаться.

Оставшись без любимого, Тиранда не стала плакать и бесцельно бродить по лесам. Она знала — пока существует Колодец Вечности, мир в опасности. С уходом друидов у служительниц Элуны появилось много новых обязанностей. К одной из них Тиранда подошла со всей серьезностью.
Уже через несколько недель в леса Пепельной Долины вышли первые патрули женских отрядов, набранных из священниц. Это были Стражницы Тиранды — хорошо подготовленные отряды быстрого реагирования, приученные к ведению боя в лесах.
Стражницы постоянно держали связь с Ценарием. Он тоже не терял времени. Ценарий создал целую расу четвероногих кентавров и набрал из них собственную армию Хранителей Лесов. Застенчивые дриады, дочери старого кентавра, скакали на легких оленьих копытцах по лесам и вели постоянную разведку.
Задача по созданию вооруженных эльфийских сил была признана выполненной. Но Тиранда продолжала беспокоиться. Где-то там, за звездным небом, ей мерещился враг, который ждет реванша. Чем больше внимания она уделяла подготовке Стражниц, тем чаще ей снились кошмары. Вскоре чуть ли не каждую ночь она видела один и тот же сон: Пылающий Легион Саргераса обращает леса Калимдора в пепел.

До вторжения орков оставалось семь тысяч лет.

0

4

Часть III

Калимдор временно спасен от Пылающего Легиона, но при этом катастрофический взрыв портала разнес континент на две неравных части. Выжившие эльфы высадились на западных землях у горы Хиджалы и теперь пытаются вернуть Азероту былое величие — в этом им помогают друиды и три Великих дракона. Новый Колодец Вечности, созданный безрассудным Иллиданом, закрыт и замаскирован корнями огромного дерева.
Но шайка высших эльфов, не вняв уговорам архидруида Мальфуриона, плетет заговоры, стремясь добраться до источника магии. Они терпят неудачу — эльф Датремар и его сообщники изобличены и сосланы в Восточные королевства.

http://i041.radikal.ru/0911/d8/c446fd44dceat.jpg
Долгие месяцы эльфийский флот осторожно огибал стороной гибельный водоворот с севера. Через много дней с клотика одного из кораблей раздался крик: «Земля!»
Эльфы на кораблях подхватили клич, радостно шамкая беззубыми ртами. На всех парусах корабли поспешили к вздымающимся на востоке горам.
— Во славу Элуны, королевы Азшары и всех Квель-Дорей, я нарекаю эту землю королевством Квель-Талас, — сказал Датремар и вонзил древко флага в песок. — А я, соответственно, буду королем.

Несколько странных существ в шкурах и с дубинками стояли на гребне холма и хмуро разглядывали подплывающие к берегу эльфийские корабли.
— Кто они, папа?
— Это варвары. Из дикого будущего. Они убьют нас, заберут наших женщин и драгоценные металлы, — сыронизировал старший дикарь.
— Они похожи на троллей, только без клыков и ростом пониже.
— Начинают распаковывать тюки с бусами и зеркалами. Может, подойдем и познакомиться?
— Не-е... Улыбаемся и машем, парни, улыбаемся и машем.

Закладка Квель-Таласа
— Ну, будь здесь много живых людей, эти места не назывались бы дикими, верно?
— Постой, мохнатый... пенек. Дикими — это значит «в лачуге живи, листком подтирайся»?
— А зачем подтираться?
— Ой-вэй!
м/ф «Мадагаскар»

Датремар стоял на холме и с сомнением смотрел на вздымающиеся на горизонте горы. У подножья холма эльфы Квель-Дореи обустраивали временный лагерь и бодро пели: «Обскачи весь белый свет, никого мудрее нет нашего Датремара!»
«Вашего Датремара, вашего меня... Мы преодолели ветра и бури Маэльстрома, — думал вождь. — Мы путешествовали по обломкам бывшего мира, раскрыли множество тайн и нашли немало потерянных королевств. Все это время нам сопутствовало жаркое солнце. Я хорошо загорел, кстати...»
— Эй, там, внизу! Стройся! — крикнул он эльфам.
Квель-Дореи отвлеклись от строительства базы и приготовились слушать вождя.
— Солнце, воздух и вода — наши лучшие друзья! Наши слабосильные братья — певцы сумерек. Но мы не какие-то ночные зверьки. Мы будем поклоняться яркому солнечному свету и красивой жизни. Отныне зовите меня, своего любимого атамана, Солнечным Странником, сокращенно — СС.

Поселиться в маленьких бунгало прямо на берегу океана — идея заманчивая. Но даже солнечные эльфы не могут без деревьев. Из лагеря на берегу группы исследователей одна за другой отправлялись на разведку. Уже через несколько дней стало ясно: варианта лучше, чем Тирисфальские поляны, не придумать. Тихое, спокойное и очень красивое место — оно напоминало эльфам о потерянной родине.
Вскоре на полянах выросло эльфийское поселение. Так бы жили эльфы трудом и миром, без нужды и зависти, если бы не страшная тайна этих мест...

Комнату наполнил тихий шепот и скрип ломкого пера.
«Судовой журнал. Четвертый год, пятый месяц и двенадцатый день с момента высадки.
Все с ума посходимши. Все с ума посходимши. Все посходимши с ума. Проба пера. Пишет Датремар Солнечный Странник, волею солнца властитель высших эльфов. Наверное, зря мы основали город на старом индейском кладбище. Стоило обратить внимание на то, что птицы здесь летают вверх лапками, а животные ходят, раскачиваясь из стороны в сторону. Возможно, не следовало выкапывать индейцев и зарывать их вниз головой. Зачем мы это сделали? Не помню».
В покои Датремара вполз по-пластунски стражник. Он некоторое время кружил рядом, а потом скрылся за углом. Эльф задумчиво погрыз перо и продолжил:
«С каждым днем положение ухудшается. По ночам здесь летают привидения. Одни дружелюбные, другие — с мотором. Позавчера приходил добрый Ээх и загадывал сказки. Древнее зло, которое спит под этими землями, заразно. Уже полгорода болеет обломом и пофигизмом. Шиза косит наши ряды. У меня нет другого выбора — надо объявлять всеобщую эвакуацию. Привидения сами по себе, а мы уйдем на север.
Бред наш насущный даждь нам днесь».

Переселенцы растянулись на километр. Квель-Дореи шли по недружелюбным скалистым просторам Лордаерона на север в поисках новой родины. Сейчас им бы очень пригодился Колодец Вечности, но запасов магии у них не было — с ужасом эльфы поняли, что становятся смертными. Их настигали болезни, они умирали от голода. Без подкрепляющих доз волшебства они уменьшились в росте. Некоторые отрастили шерсть на ногах и ушли в леса. Даже знаменитая фиолетовая кожа эльфов начала бледнеть.
Датремар, идущий в первых рядах, посматривал на усталых телохранителей и раздраженно бормотал:
— Что с нами всеми происходит? Что со мной происходит? Я опух весь. Падаю все время. Давеча, не поверишь, к зеркалу подошел — испугался. Смотрю — помоги Элуна — где же Датремар Солнечный Странник? Морской зверь спрут — весь цветными пятнами иду. То красный, то синий. А хотите, я себя стукну? Тогда я стану фиолетовым в крапинку.
Один из телохранителей сделал жест «внимание» и незаметно указал в сторону опушки. За деревьями неуклюже прятались несколько сутулых косматых существ, одетых в шкуры.
— Местные охотники. Разведчики встречают их уже третий день. У них здесь маленькие поселения в лесах. Себя называют «хомо сапиенс», — пояснил стражник.
— Опасны? — спросил Датремар, который все никак не мог отделаться от дурных предчувствий после недавних стычек с динозаврами и пещерными великанами.
— С их каменными топорами — разве что для зверей. Против наших мечей они ничего сделать не могут. На рожон не лезут и правильно делают.
Вязкую тишину внезапно прорезал сигнал тревоги. «Только б не гигантопитек, все что угодно, только бы не гигантопитек!» — машинально подумал Датремар и оглянулся — воины спешно собирались в манипулы и занимали оборонительные позиции. Через минуту на гребне холма впереди показались сутулые силуэты врагов. Раздался нестройный вопль: «Зуль-Аман!» — и, размахивая топорами, существа дружной толпой ринулись в атаку. Это были не люди. Сверкая клыками, с холма ссыпались толпы троллей.
Эльфы заорали: «А Элберет, ядрена вошь!» — и встретили троллей мечами и копьями.

С боями эльфы пробивались к южным пределам Зуль-Амана — древней империи троллей, раскинувшейся по всему северному Лордаерону. Тролли со своей устойчивостью к ранам и способностью отращивать утраченные конечности не смогли остановить нашествие высших эльфов. Но Лордаерон был слишком мал для двух рас.
Войско Датремара прорвалось в северные леса, где эльфы заново основали королевство Квель-Талас. В суровой северной глуши они поклялись создать империю, которая в будущем станет куда больше и могущественней, чем у ночных эльфов на западе.
Атаки троллей Амани продолжались, и вскоре Квель-Дореи поняли, почему. Их опять угораздило основать город на древних руинах. Совершенно случайно столица будущей империи Квель-Талас оказалась на руинах священного города.
Тролли, естественно, были слегка недовольны таким поворотом событий.
— А кто их спрашивает? — усмехнулся Датремар Солнечный Странник и призвал магов. — Я дам вам парабеллум! Пришло время применить боевые заклинания.
— Огненные шары и ледяные дожди — все это хорошо, — сказал один из колдунов. — Но как же... — он ткнул пальцем в зенит, где среди далеких звездных систем притаился злой и жадный до магии Саргерас.
— Спокойствие, только спокойствие! — ответил Датремар. — У меня все ходы записаны. Операция под кодовым названием «железный занавес» уже вступила в первую фазу.
Идея была и впрямь интересная — если магия испускает излучение, которое можно обнаружить, — почему бы не экранировать эти таинственные лучи? Мобильные группы Квель-Дореев отправились к границам своего нового государства, чтобы прикрыть весь Квель-Талас экранирующим щитом. В землю, прямо в толщу скама по периметру были установлены зачарованные рунные камни, в просторечии «камни Гингемы». Щит работал в обе стороны — не пропускал магическое излучение наружу и отпугивал дикие племена троллей.
В первый раз идея Датремара удачно воплотилась в жизнь. Отогнав троллей и не опасаясь Пылающего Легиона, эльфы начали отстраивать свою новую столицу. Среди лесов выросли величественные дворцы, напоминающие архитектурой Калимдор. Огромные башни поднялись над скалами. Датремар уступил почти всю свою власть собранию Серебряной Луны и положил начало династии Солнечных Странников, номинальных владык Квель-Таласа.
Собрание Серебряной Луны состояло из семи аксакалов — под его руководством эльфы снова стали использовать магию и так, и сяк, уповая на защиту магического барьера из камней Гингемы.

Золотой век Квель-Дорей продолжался долгие столетия. Но не знали эльфы, что за пределами их страны рассеявшиеся было в лесах тролли не оставили попыток выгнать эльфов со своих исконных земель. Все эти годы тролли собирались в племена, наращивали военный потенциал и терпеливо ждали.
Ровно через четыре тысячи лет после первого поражения огромные армии троллей вышли из леса и осадили сияющие башни Квель-Таласа.

Аратор и войны троллей
Пустите доброго человека! Пустите доброго человека, а не то он выломает дверь!
х/ф «Айболит-66»

Пока на далеком севере эльфы и тролли выбивали друг друга из леса, человеческие племена Лордаерона успели слезть с деревьев и поселиться на плодородных южных холмах. Люди давили друг друга, резали родных братьев, сестер душили — словом, шла повседневная будничная жизнь.
Но постепенно в набегах и братоубийственных войнах выделилось одно племя — арафийцы, или сокращенно — ара. Его вожди прекрасно понимали, что драка на севере не может длиться вечно и война рано или поздно придет на их Арафийские холмы. Шесть долгих лет арафийцы проявляли чудеса ловкости и изобретали военную тактику, побеждая одно племя за другим. Каждый род они присоединяли к себе, делая чужим вождям предложение, от которого те не могли отказаться («Барбамбия кергуду!» — «Он говорит, что если вы откажетесь, он вас зарежет. Шутка!»).
Численность арафийских армий постоянно росла, и очень скоро все Арафийские холмы объединились под одним знаменем. Теперь народ ара мог встретить лицом к лицу и троллей, и эльфов — «хоть миллион, хоть миллиард».
Закрепляя успех, вожди решили построить могучую крепость — огромный город Стром, столицу юного государства Аратор. Теперь северная грызня не беспокоила людей — за десять лет разрозненные племена превратились в единую и могучую человеческую расу, к которой одно за другим присоединялись племена даже из дальних земель.

Первым королем Аратора стал Торадин. Он постоянно посылал на север разведчиков и знал, что борьба эльфов и троллей перешла в стадию позиционной войны — и те, и другие построили доты, протянули ряды колючей проволоки и сидели в окопах.
Ушастые эльфы и особенно эльфийки были королю симпатичнее клыкастых троллей, но он не спешил ввязываться в конфликт, предпочитая укреплять обороноспособность. Очень скоро разведчики с севера донесли печальную весть — эльфы побеждены и уничтожены. Однако через несколько месяцев выяснилось, что это не совсем так — с севера пришли чудом вырвавшиеся из окружения дипломаты Квель-Таласа и постучались в ворота Строма.
— Пустите нас! Мы — дефектные. Мы ваши друзья!
Торадин принял эльфов со всей любезностью. Он догадывался, о чем те пришли его просить, и понимал, что от войны уже не отвертеться.
Аргументы Квель-Дореев были простыми и доходчивыми: если тролли возьмут Квель-Талас, они станут могущественными и несокрушимыми — и что тогда помешает им отправиться на юг, чтобы завоевать Аратор? Армия людей — вот что могло переломить ход событий в пользу эльфов. Взамен — вечная дружба, экономическая помощь, новые технологии и, может быть, даже магия... потом... со временем.
— Магия, — сказал король Торадин. Он понял, что эльфы не в том положении, чтобы торговаться. — Это именно то, что нам нужно! Вы научите нас своим чарам, и мы с удовольствием поможем вам разгромить злых троллей.
«Однако не просочиться бы в канализацию», — подумал он.

Договор был заключен в тот же день. Торадин еще не начал комплектовать полки, а с севера уже пришли несколько эльфийских инструкторов по ЧАВО (чародейству и волшебству). Солдат быстро протестировали и выявили сотню самых способных — именно эти избранные стали учиться у эльфов кидать огненные шары.
Хотя ученики поначалу обращались с волшебными чарами и боевыми заклинаниями очень неуклюже и неловко, вскоре инструкторы поняли, что потенциальные магические способности людей не уступают эльфийским. Курс был очень сжатым, и преподавали на нем только базовые заклятья, и только боевые. Первым магам человеческой наружности дипломы были выданы уже через две недели.
Эльфы заметно приободрились. Когда все было готово, они вышли из ворот Строма и отправились на север, к осажденным собратьям. За ними шли полки могучего войска короля Торадина.
http://s09.radikal.ru/i182/0911/a7/d696be766355t.jpg
Битва трех армий, в которой решалась судьба всего Лордаерона, завязалась у подножья гор Альтерак. Несколько дней кипело сражение — тролли, эльфы и люди занимали высоты, шли в атаку, выбивали друг друга с позиций много-много раз.
Наконец повелители эльфов решили, что пора применить секретное оружие. Сотня людей-магов и множество эльфийских колдунов обрушили на головы троллей небесный огонь, и тролли запылали как факелы. Был использован прием Геракла — обожженные тролли не регенерировали. Ряды клыкастых аборигенов дрогнули и побежали.
Армии Торадина поднялись из окопов и бросились в погоню, истребляя бегущих. Сам король поднялся на господствующую высоту, осмотрел поле сражения и произнес историческую фразу:
— Люблю запах паленых троллей поутру. Это запах победы!

Это был конец цивилизации троллей. Они так и не оправились от поражения. История Азерота для них закончилась — больше никогда тролли не смогут объединиться и вернуться на историческую арену единой расой.
Эльфы, получив в свое распоряжение весь северный Лордаерон, принесли клятву верности и дружбы народу Аратора и роду короля Торадина. Люди и эльфы отныне будут жить в мире и согласии.
До вторжения орков оставалось две тысячи семьсот лет.

0

5

Часть IV

Пока изгнанные из Калимдора эльфы вели тотальную войну с троллями — исконными жителями Лордаэрона, король Торадин собирал дикие племена людей под свои знамена. Он ловко использовал бедственное положение эльфов в своих грязных целях, согласившись на военную помощь только в обмен на магические технологии.
Объединенное войско людей и эльфов встретилось с армией троллей у гор Альтерак. Туземцы ничего не смогли противопоставить магическому огню, который обрушили на них люди.

Стражи Тирисфала
Мне только нужно отдать приказ, и тысячи волшебников... не станут меня слушаться. Или переспросят: «Что-что?», ну или начнут спорить.
Терри Пратчетт, «Дамы и господа»

Шипящие огненные шары еще сыпались с неба там и тут, но тролли уже не сопротивлялись. Отращивая утраченные конечности и опаленные шкуры, они уходили в леса, чтобы навсегда потерять земли предков.
— Люблю запах паленых троллей поутру! — изрек Торадин, рассматривая поле битвы в бинокль.
«Это побьеда», — зашептались междуплеменные военные атташе, а эльфийский посланник лучезарно улыбнулся Торадину:
— Взгляните на этот впечатляющий огненный ураган! Ваши маги под нашим мудрым руководством сотворили настоящее чудо. Сила сильна в них, если позволите так выразиться. Мы с вами выиграли вдвойне — эльфы получили жизненное пространство, а вы, арафийцы, теперь знаете основы магии.

Через несколько дней послы Квель-Таласа и люди подписали мирный договор. Эльфы принесли клятву верности и дружбы народу Аратора и роду короля Торадина, получив взамен весь северный Лордаэрон.
— Колдуйте во славу человеческо-эльфийской дружбы! — напутствовал юношей из гильдии ЧАВО эльфийский архимаг. — А если возникнут проблемы — не стесняйтесь, обращайтесь к нам, мы всегда поможем.
«Например, если вы вдруг ненароком призовете Саргераса и его Пылающий легион», — мрачно подумал он. Тем временем хор молодых магов затянул гимн гильдии: «Я надеваю волшебный плащ и волшебную шляпу...»

Наступил долгий мир. Эльфы постепенно расселялись по обестролленным серверным землям. Армии Аратора вернулись в Стром с победой. Торадин больше не отправлял солдат на покорение новых племен, справедливо опасаясь отхватить слишком много земли.
Торадин правил долго и счастливо. Стром рос и богател, молодые маги колдовали — и это было хорошо. Через много лет старый король умер. Его многочисленные наследники уже не так щепетильно относились к вопросу о принудительном расширении границ Аратора. Завоевательные походы начались снова.
Чтобы удлинить границу за счет очередного племени, достаточно было послать небольшой отряд, усиленный несколькими магами. Стоило боевым волшебникам демонстративно сжечь колдовским напалмом пару гектаров леса, как все племя уже неслось навстречу завоевателям с хлебом и солью. Драться с арафийцами не хотел никто, а посылать юношей в столицу изучать магию желали буквально все! Неудивительно, что очень скоро границы империи арафийцев распространились на весь южный Лордаэрон, а в гильдии магов появились новые лица. Новички не знали эльфийских наказов, не уважали традиции и считали, что учителя ограничивают их по пустой прихоти.
Куда делись прежние времена, когда магией занималась лишь сотня избранных? Пришла другая эпоха. Пьяные студиоузы незримых университетов шатались по улицам Строма и практиковали магию на всем подряд — от уличных собак до вывесок магазинов. В кабаках вместо торжественного: «Я надеваю...» раздавались фривольные песенки про магический посох.
Даже королевский дворец не был защищен от неприятностей. Слуги пытались использовать колдовство, чтобы облегчить свой труд. В очередной раз услышав в королевских покоях: «Ой, какой холосый половичок... был», старый король взбунтовался, собрал высших магов и объявил:
— Я, конечно, все понимаю — под вашим началом племя младое, незнакомое, им надобно учиться. Но вся столица уже стонет от ваших выходок, налогоплательщики ропщут. Вижу только один выход: организуйте обучение в другом месте, подальше отсюда. К примеру, можно основать магическую академию в северных землях. А вторую академию мы соорудим на противоположном конце Азерота... где-нибудь в конце земель... о чем это я?
— Мы подумаем над вашим предложением, — холодно отозвались маги. Но самые амбициозные в глубине души прыгали от радости, потому что обратная сторона изгнания — полная свобода и неограниченная власть.

Где водятся волшебники? Местом изгнания магических школ и библиотек стал город Даларан, выросший в горах к северо-западу от Строма. Даларан оказался первым независимым арафийским городом-государством и первым симптомом грядущего распада империи.
Сюда пришли сотни магов, колдунов, способных юношей и мудрых старцев. Как по мановению волшебной палочки, над Далараном поднялись остроконечные шпили, украшенные изумрудами. Впрочем, почему «как»? Архитектурой здесь заведовали маги, они вложили в башни Даларана не одно укрепляющее заклятье.
В городе поселились не только волшебники — кто-то должен был обеспечивать бесперебойную работу канализации, торговать хлебом и мести улицы. Самые терпеливые крестьяне, ремесленники и торговцы пришли в Даларан, чтобы ухватить свою долю от волшебных богатств. Ради «длинного золота» они готовы были терпеть все что угодно — и волшебные взрывы при неудачных алхимических опытах, и случайные превращения в овец.
А ошибки в экспериментах были частым делом — молодые маги желали поскорее освоить новые возможности чародейства и волшебства. Сотни амбициозных колдунов тренировались в высоковольтных заклинаниях. Очень скоро ткань реальности вокруг Даларана стала истончаться и прорываться. Древняя история с эльфами повторялась.

Все началось одним прекрасным утром. По улице Даларана бежал человек в волшебной шляпе. За ним гнался паукообразный демон. Судя по крикам преследуемого, это был самопрограммирующийся голем на тригенных куаторах с обратной связью, которые разладились, и... «Ой-ой, он меня сейчас расчленит!»
Десятку магов удалось загнать чудище в темный переулок и там совместными усилиями выгнать из реальности. Тогда еще никто не знал, что это запах магии привлек агентов Пылающего Легиона, которые когда-то были изгнаны из Колодца Вечности. Один за другим, там и тут, при мощных выбросах энергии демоны проникали в Даларан.
Одни чудовища были похожи на рогатых собак, другие напоминали ожившие груды булыжников. Поначалу обычные горожане ничего не подозревали — в газетах о странных пришельцах не было ни слова, и даже на первых полосах ежедневника «За передовую магию» публиковались лишь официальные статьи («Ударим огнешаром по отдельным недостаткам»). Волшебники, пытаясь разобраться в происходящем, скрывали от публики случаи проникновения демонов в город.
Однако когда по улице вдруг начала ходить большая крокодила (она зеленая была), сея панику, ужас и вред, даже среди крестьян поднялся ропот. Правящий в Даларане совет магократов насторожился: цепь странных появлений незваных гостей даже с натяжкой не походила на случайность. Каждый раз на борьбу с очередным демоном отправлялись сильнейшие маги, но раз за разом они натыкались на жесткое сопротивление — пришельцы из Искаженного нижнего мира легко парировали заклятья и с неприятным смехом растворялись в воздухе.
Маги стали ловить на себе косые взгляды. Крестьяне не хотели терпеть демонов, иерархи не могли ничего с ними поделать. Пошли слухи о революции. Магократы не стали дожидаться всплеска народного гнева; они вспомнили древние слова эльфийского архимага и отправили послов в Квель-Талас.

— Ну, вы дали стране угля! — сказал остроухий архимаг, выслушав посланников. Он нахмурился и глубоко задумался.
— Совсем плохо? — Послы имели бледный вид.
— Если бы все было совсем плохо, — рассудительно сказал архимаг, — я бы сейчас с вами тут не разговаривал. Однако любое промедление преступно. Я бы даже сказал, архипреступно!
Архимаг взял молоточек, разбил стекло с надписью: «Разбить в случае сами знаете чего» — и нажал на кнопку.
— Я только что объявил оранжевый уровень демонической угрозы, — пояснил он. — Сегодня же мы соберем комиссию, отправимся с вами в Даларан, и вы покажете нам своих... питомцев.

Тщательно обследовав Даларан, эльфы пришли в совет магократов и объявили:
— Две новости — хорошая и плохая. Плохая — это агенты очень злобного демона-завоевателя, ворочающего миллионными армиями, и очень скоро нам всем может стать очень кисло. Хорошая — масштабное вторжение нам пока не грозит, если вы урежете свои запросы по вольтажу.
— Мы сделаем все, что вы скажете, — произнес председатель. — Но объясните нам, что вообще происходит?
Эльфы не стали спорить. Они пригласили нескольких избранных магов в Квель-Талас в Совет Серебряной Луны.
— Мы расскажем вам все. Может, вы еще не знаете такой истины, но мы навсегда в ответе за тех, кого научили магии.
Остроухие рассказали магократам древнюю историю Калимдора — о Колодце Вечности, о пришествии Пылающего Легиона, об уничтожении колодца, об изгнании на Восточные Королевства и о вечной угрозе, что затаилась где-то там, за звездным покрывалом. Они объяснили, что магия притягивает Легион и, если люди не откажутся от магии, демоны так и будут приходить в Азерот как к себе домой.

Волшебники не могли отказаться от дела всей своей жизни. Но подвергать опасности города и селения Лордаэрона им тоже не хотелось — баррикады на улицах не способствуют сосредоточению.
После долгого размышления они предложили эльфам создать совместную тайную организацию. Спецслужбу, целью которой был бы отлов и истребление демонов, сумевших прорваться в Азерот.
Эльфы не возражали. Уже через несколько дней в секретном месте на Тирисфальских полянах был заключен договор, и первые тайные агенты получили задания.
— Мы — самая засекреченная организация в Лордаэроне! Наша цель — отслеживать и бороться с демоническими проявлениями на этих землях. Мы — ваша первая, последняя и единственная линия обороны. Мы работаем в тайне. Мы существуем в тени. Мы — Стражи Тирисфала! — Таков был девиз новой спецслужбы.
Ключевой фигурой в ней был лишь один человек во всей разветвленной сети — избранный Страж. Он получил неограниченные полномочия и огромные силы, предоставленные магами эльфов и людей. Энергия сотен колдунов, слитая в одном человеке, позволяла ему легко расправляться с любым демоном.
Всю жизнь Страж посвящал борьбе с демонами. Он охотился за ними на земле, боролся с ними в воде и гонялся за ними по небу. Он обладал небывалой силой и скоростью. Когда он размахивал мечом, клинок сливался в призрачный круг. Его волосы побелели. Он стал видеть в темноте.

— Видишь демона?
— Нет.
— И я не вижу. А он есть!..
http://s45.radikal.ru/i110/0911/8f/387341a3ad06t.jpg
Имени первого Стража история не сохранила. Когда он постарел, устал и не смог больше бороться с демонами, Совет Тирисфала избрал следующего Стража и передал все магические силы ему. А потом — следующему...
«Если что-то странное творится по соседству, кого мы позовем? Стражей Тирисфала!»
Шли годы, сменялись поколения. Стражи вели незримый бой с демонами, посещающими с недружественными визитами Аратор и Квель-Талас. Демоническая угроза была снижена до желтой. Человеческая империя росла и процветала.
До вторжения орков оставалось две с половиной тысячи лет.

Кузня — пробуждение гномов
Замок медленно пробуждался к жизни. В западном крыле кто-то стукнул ставнями и рассмеялся. Еще кто-то слабым голосом просил рассола из-под квашеной капусты.
А. Сапковский, «Что-то кончается, что-то начинается»

Злые языки утверждают, что эльфов боги создали из звездного света, людей — из солнечных лучей, а чтобы создать гномов, титану Хаз-Гороту хватило одного неосторожного движения зубилом.
На самом деле титаны, придавая форму миру Калимдора, создали совсем не гномов, а особую служебную расу подземных жителей — земных — с тем, чтобы те продолжали ухаживать за планетой, не появляясь на поверхности. Как морлоки, земные рыли ходы, строили дворцы, присматривали за полезными ископаемыми и знать не знали, что творится наверху. Наземные проблемы их не занимали — дикая это была раса и несимпатичная: вид сутулый, рост низкий, шерсть по всему телу и огромные челюсти, перекусывающие гранит.
http://i060.radikal.ru/0911/54/6e1cedf89317t.jpg
Но когда был взорван Колодец Вечности, земных хорошо приложило. И это неудивительно — стонала вся планета! В панике подземные жители собрались в пещерах, где они когда-то были созданы, заперлись там и погрузились в оцепенение. Убежищем земным стали гигантские подземные чертоги, бывшие города титанов — Ульдуар, Ульдум, Ульдаман...
Подземные жители могли спать тысячи лет до скончания времен. Но что-то их разбудило. Ученые до сих пор выдвигают разные гипотезы о том, что бы это могло быть, — от изменения температурного режима пещер до заведенного на несколько тысяч лет будильника. Проснувшись, земные посмотрели друг на друга и ужаснулись. Они лишились бессмертия, и их прежний функциональный внешний вид ушел в прошлое: пялились друг на друга и хохотали обычные гномы — приземистые, носатые и бородатые.
Новая раса освободилась из рабства подземного царства. Гномы прокопали выход из Ульдамана и вышли на поверхность в горные районы срединных Восточных Королевств. Их приятно удивили небо и солнце, им понравился свежий воздух, но память о жизни в пещерах все еще была сильна. Неудивительно, что гномы при первой же возможности основали свой первый город в высочайшей горе с заснеженной вершиной.
Гномы назвали свои земли Хаз-Моданом («Гора Хаза») в честь своего создателя Хаз-Горота. Дойдя до самого сердца горы, они построили огромную кузницу. Вскоре вокруг нее вырос большой город, который гномы назвали просто и без изысков — Кузня. Гномы обрабатывали в своем городе камень и драгоценности, искали в горах богатства и ценные минералы, отливали кольца и жгучие радиоактивные камни. Ни люди, ни эльфы долгие века ничего не знали о новой расе.
До вторжения орков оставалось чуть больше тысячи лет.

Семь королевств
Город — страшная сила. А чем больше город, тем он сильнее. Он засасывает! Только сильный может выкарабкаться. Да и то...
х/ф «Брат

Империя Аратора умирала. Стром по инерции оставался главным городом, но центробежные силы уже растаскивали единую страну на отдельные независимые полисы — Гильней, Альтерак, Куль-Тирас. Формально они оставались подчинены Строму, но новые обычаи, торговые пути постепенно отдаляли их от столицы.
Традиционным магическим городом, давно уже независимым, был, конечно, Даларан, управляемый Орденом Тирисфала. Магократы давно оправились от шока, вызванного известием о Пылающем Легионе. Волшебники секты Кирин-Тор занялись созданием каталога заклинаний, артефактов и магических предметов с тем, чтобы выпустить Энциклопедию магии. Полным ходом шла подготовка к изданию первого тома.
Города Гильней и Альтерак создали собственные мощные армии, которые отправились на юг исследовать земли Хаз-Модана. Они быстро наткнулись на город гномов. Две расы, встретившись, быстро поняли выгоды торговли. Гномы и люди заключили мир, стали торговать, обмениваться кузнечными и инженерными ноу-хау, вместе изучать военные технологии и историю Азерота.

Роль торгового города взял на себя Куль-Тирас, основанный на острове к югу от Лордаэрона. Вся его экономика была завязана на кораблях и рыболовстве, и очень скоро жители Куль-Тираса построили огромный торговый флот, объединивший дальние побережья.
По отдельности независимые города процветали, но империи от этого было уже не холодно и не жарко — Стром окончательно пришел в упадок. Обветшали стены, покосились ворота, в подвалах развелась нечисть. Жизнь ушла на периферию, а с ней ушли торговцы, крестьяне и ремесленники.
Даже знатные лорды Строма понемногу начали понимать, что у города нет будущего. Одни обратили внимание на дикие северные земли Лордаэрона. Другие захотели отправиться на юг через Хаз-Модан. Потомкам короля Торадина не нравились оба варианта — они яростно протестовали, пытались убеждать, уговаривать, угрожать — но уже ничего нельзя было сделать. Жажда странствий охватила и простых горожан.
Лорды Строма организовали исход и отправились на север на нетронутые земли Тирисфала. Далеко на севере, на берегу озера Лордамер они выстроили огромный город, который назвали бесхитростно — Лордаэрон, как и весь северный континент. В новый город среди дикой природы начали стекаться странники в поисках внутренней гармонии и безопасности.
Потомки арафийцев не захотели оставаться в опустевшем Строме и организовали «последний бросок на юг» — через Хаз-Модан. Не зная, что ждет их за горами, они долгие месяцы шли на юг, в земли, названные позже Азеротом. Их усилия были вознаграждены — за горами усталые путешественники открыли плодородную равнину. Здесь и был основан город Штормовой, который позже стал столицей огромного и сильного королевства.
А древний Стром опустел. Лишь немногие воины остались за его полуразрушенными стенами. Город уже не возродился, но упрямые стражи заселили опустевшие земли и назвали себя стромгард, что значит «Стражи Строма».
Империи Аратора больше не существовало. Города ушли на вольные хлеба, связи прерывались. Мечты короля Торадина о едином человечестве так и остались мечтами.
До вторжения орков оставалось восемьсот двадцать три года.


Эгвин и драконья охота
..иначе — memento more!
— Моментально!
— В море.
х/ф «Операция Ы»

Пока жители Строма обживали новые места и города Азерота росли и развивались под мирным небом, Стражи Тирисфала продолжали свое вечное бдение. Один за другим, в течение долгих столетий они гонялись за демонами по всему Лордаэрону.
Одной из последних Стражей была Эгвин, могучая воительница из рода людей (эльфов в Стражи вообще не принимали). Выиграв тендер у Ордена, она отнеслась к своей работе необычайно серьезно. Мантию Стража на плечи («Ух, бесовская одежа!»), верный меч в руках, бурлящая сила сотен магов в сердце — и ни один демон не мог противостоять Эгвин. Война с демонами — это не столько зрелищные бои, сколько бесконечные поиски, внимательная слежка и изнуряющее преследование в вечернем сумраке.
«Ко мне, упыри! Ко мне, вурдалаки!»
Кроме демонов, Эгвин в глубине души недолюбливала Совет Тирисфала, считая, что в нем заседают мужские шовинисты, старики, непримиримые ортодоксы и вообще неприятные граждане. «С какого перепугу я вообще им подчиняюсь? — часто спрашивала себя она. — Кто лучше знает, как ловить агентов Саргераса, — эти кабинетные крысы или я, опытный следопыт? Почему вообще эта охота продолжается сотни лет, и отчего нельзя закончить ее одним мощным ударом?»
Опасны такие мысли, на Темную сторону ведут они!
Постепенно нетерпение Эгвин стало проявляться в ее работе. Стражница перестала размышлять, при первой же возможности бросаясь в бой или в погоню. Совет Тирисфала видел, что Эгвин тяготится долгими разговорами и разъяснениями, — но никого лучше ее под рукой не было. Работа шла, демоны уничтожались по мере поступления — что еще нужно?

Воинское мастерство Эгвин росло с каждым годом, и одним прекрасным утром она вдруг почувствовала смутную тревогу: демоны все реже и реже стали появляться в Лордаэроне. Постепенно область встреч с демоническими агентами смещалась на север, в заснеженные земли Нортренда.
Быть может, там их гнездо? Нортренд стал новыми охотничьими угодьями Стража Тирисфала. Среди холодных горных вершин носилась Эгвин, истребляя демонов одного за другим: «В очередь, морровы дети, в очередь!» Очень скоро ей стали попадаться мертвые драконы. Это последние остатки былых драконьих армий, ушедших от смертных рас, — демоны преследовали крылатых ящеров и убивали их, высасывая магию.
«Птичку жалко», — подумала стражница и отправилась на поиски драконов.
Когда последние драконы встретили Эгвин, радости их не было предела. Вместе они навалились на демонические отряды, и удача сопутствовала им. Со Стражем драконам нечего было бояться, и в сражении ей не было равных. Бой закончился легкой победой. Но когда был изгнан из этого мира последний демон, случилось нечто страшное.
На Нортренд спустилась тьма, и пришедшая с севера буря взметнула снежные бураны. В небе над горами появилась огромная темная фигура. Эгвин забыла обо всем, потому что через мгновенье титан уже стоял перед ней. Это было невозможно, но это было! Дьявол — длинный, сухой, грозный! Саргерас, король демонов и властелин Пылающего Легиона, появился перед Стражницей и ощетинился адской магией.

— Время Тирисфала пришло к концу, моя дорогая! И мир скоро склонится перед мощью Пылающего Легиона.
— Не бывать этому никогда! Экспекто патронум!
Эгвин бросилась на него, вложив в бросок все, что у нее было. Мимо! Мир накренился, а Саргерас снова перед глазами. Эгвин бросилась снова и на этот раз смогла ударить мечом. Титан согнулся пополам и медленно повалился в снег.
Стражница подошла к лежащему гиганту, примериваясь, как ударить, чтобы покончить с ним сразу. И тогда Саргерас приоткрыл глаза и сипло произнес:
— Dumkopf! Rotznase!
Сначала Эгвин его не поняла. А потом забыла странные слова...
http://i077.radikal.ru/0911/0f/9004612b6e21t.jpg
Храбрая Эгвин стояла над телом Саргераса:
— Возможно, я была несправедлива к покойному. Но был ли он нравственным демоном? Нет, он не был нравственным демоном. Это был бывший титан, тунеядец, хулиган и пироман. Все силы он положил, чтобы жить за счет Азерота. А общество не хотело, чтобы Саргерас Титанович жил за его счет. Вынести этого противоречия во взглядах он не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И потом он умер. Все!
«А чтобы ты не ожил случайно, товарищ, мы тебя похороним по первому разряду», — подумала довольная Эгвин. Сгнившее тело Саргераса было спрятано в гробнице в древнем городе со странным названием Рулиа. По необычному стечению обстоятельств, этот город лежал глубоко на морском дне с тех давних пор, как погиб первый Колодец Вечности.
Самоуверенная стражница считала, что победила демона навеки и принесла мир в Азерот. Как она ошибалась! Все прошло по плану Саргераса — погибая в своей физической оболочке, король демонов сумел переместить свою душу в тело ослабленной боем Эгвин.
«Странно... в теле такая приятная гибкость образовалась». Воительница не знала, что уже несет в себе семя будущих войн и катастроф. На долгие годы Саргерас затаился в теле Эгвин, ожидая своего часа.

До вторжения орков оставалось двести тридцать лет.

0

6

Часть V

Эльфы и люди заключили договор, создав секретную спецслужбу для борьбы с демонами. Стражи Тирисфала открыли сезон охоты на агентов Пылающего Легиона, в то время как гномы осваивали горы Хаз-Модана, а люди расселялись по всему континенту.
Но хитрый титан Саргерас, огненный властелин демонов, нашел способ проникнуть в Азерот. Он воспользовался самоуверенностью молодой стражницы Эгвин, считавшей, что титана можно победить в бою. Физическое воплощение Саргераса было захоронено в подводном городе, но его дух вселился в Эгвин.

Война Трех молотов
Гномы из пещеры прочь полезли,
Ужас догонял из темноты.
И догнал. А что же делать, если
Узок мост и лестницы круты?
«Одна башня», О. Леденев, А. Ленский

«Хей-хо, хей-хо!» — странные звуки доносятся из норы в скале. Это гномий рудник — под этими горными кряжами тысячи трудолюбивых гномов вгрызаются в горы Хаз-Модана, чтобы все богатства взять из-под земли. Картины мирного труда проходят длинной чередою — вот гном несет ведро с водою, чтоб ею напоить стада.
Низкорослые и бородатые, крепкие и храбрые Балины и Двалины, Трампкины и Дрампкины, Заки и Арзаки, Румпельштильцхены, Казанунды и даже один рябой, который утверждал, что его зовут Шуттенбах, — все трудятся в горах, добывая металлы, сапфиры, алмазы, рубины, топазы.
Сотни лет непрерывно росло их поголовье (на вопрос о способе размножения гномов гоблинские ученые отвечают уклончиво: «При помощи кувалды»). Но не знал старый король Модимус Анвилмар, что хотя и нет вражеских армий у перевалов, и гоблины не устраивают набеги из-под земли, беда подкрадывается к гномам. Беда, которая называется так: «Нас слишком много!» Анвилмар спокойно правил, взирая на низкорослых подданных с трона.
А потом он умер. Очень жаль.
На три больших клана разделилось гномье общество. В Кузне, в тепле и уюте обитали рыжие Бронзобороды (за глаза их звали «Бронтозябрами»). Главой семейства был почтенный дон Мадоран Бронзобород, Король-в-Горе, любивший повторять: «Из пещеры родимой ни шагу назад!»
Вытесненные из Кузни на снежные холмы Дун-Моро, гномы из клана Диких Молотов заселили поверхность и основали несколько деревень вокруг столицы. Они прославились необузданным нравом («Психи, психи! Вы все законченные психи!» — «Предпочитаем слово «берсеркеры», парень»), а во главе клана стоял суровый тан Хардрос Дикий Молот, Король-у-Горы.
Глубоко под землей рыли тайные ходы и плавили металл с нарушением всех технологических норм гномы Темного Железа. Их соседи сверху, получая продукцию, ворчали: «Выплавили бы вы шлак, протерли бы свое железо тряпочкой — оно бы и засверкало! И сами бы помылись!» — на что посланцы клана Темного Железа неизменно отвечали: «Ну и что? Зато мы самые начитанные!»
— И что же вы начитываете? — спросили как-то Бронзобороды.
— Преимущественно рэп.
Руководил кланом Темного Железа колдун Тауриссан, Король-под-Горой. Он не был похож на своих коллег — Мадорана и Хардроса. Мрак и сырость сделали его характер совсем иным. Именно благодаря ему и всем Темным гномам родилась поговорка: «Если Темный ведет себя вежливо, значит, он копит силы, чтобы потом вести себя очень скверно».
Очень скоро, накопив достаточно сил, Король-под-Горой штурмовал Кузню. На шум драки прибежали Дикие Молоты. Долгие годы горы сотрясались от взрывов аммонала — три клана вели беспощадную войну. Воспользовавшись стратегическим преимуществом, Бронзобороды выгнали собратьев из окрестностей Кузни.
Дикие Молоты, ведомые разъяренным Хардросом, ушли на север через врата Дун-Алгаза и основали собственное королевство среди гор Грим Батола. Очень скоро в их подземные хранилища начали поступать первые золотые слитки и драгоценные камни.
Гномам Темного Железа повезло меньше — они поклялись отмстить собратьям за поражение и ушли на юг, где Тауриссан назвал своим именем город у подножия Красного Кряжа. Вместо того чтобы укрепиться стратегически, Темные, наскоро обосновавшись в новом месте, решили применить против Кузни и Грим Батола новую тактику «зерг раш» — ту самую, названную потом орками «блицкригом».
Войска группы «Север» должны были атаковать Грим Батол, в генералы была зачислена жена Тауриссана — храбрая Моджад. Среди гномов издавна было принято носить устрашающие шлемы-маски. Моджад маску не носила — ее лица боялись даже друзья. Войсками группы «Юг» командовал лично Тауриссан. Его целью была Кузня.
Атака на обе крепости должна была начаться синхронно, но по неизвестной причине штурм Кузни задержался, и Бронзобороды успели закрыть металлические двери толщиной в несколько метров. Шансов у Тауриссиана не было, его армия не успела вовремя сориентироваться, и Темные были разгромлены. Колдун с остатками преданных ему сил быстро отступил к Красному Кряжу, Бронзобороды наступали ему на пятки.
Тем временем дела у группы войск «Север» шли чуть лучше. Моджад открыла личико, и обороняющиеся Дикие Молоты в панике отступили в глубь горы. Темными чарами колдунья подняла из мрака создания из потустороннего мира и погнала их в психическую атаку. Дикие Молоты оборонялись яростно, но их всех спас Хардрос, который пробился со своими телохранителями к Моджад и, глядя на колдунью в отполированный бронзовый щит, отрубил ей голову. Мгновенно сгустившийся мрак рассеялся, каждый воин из армии Темного Железа внезапно пал духом, а Дикие Молоты воспряли и одним ударом выбили их из своих пещер. Остатки Темных в панике отступили на юг, пытаясь добраться до ставшего вторым домом Красного Кряжа.
Каково же было их удивление, когда, перейдя последний перевал, они увидели знамена ненавистных «Бронтозябров», осадивших Тауриссан! Впереди была вражеская армия, с тыла Темных теснили берсеркеры Диких Молотов. В общем и целом, день для воинства Тауриссана выдался неудачный.
http://s05.radikal.ru/i178/0911/50/63a7836a82abt.jpg
Гора содрогалась ежеминутно. С потолка сыпался песок, завывали сирены. На командный пост поступали неутешительные доклады.
— Рыжие прорвали второй форпост.
— Дикие вот-вот возьмут восточное ущелье!
Мрачный, небритый Тауриссан стоял над картой Красного Кряжа и размышлял над перспективами. Падение его города уже было делом нескольких часов. Оставался единственный выход — рискнуть и вскрыть печать над обнаруженной несколько недель назад пещерой. Печать с надписью: «Здесь титанами был законсервирован объект Р. Не вскрывать ни при каких обстоятельствах (это и к тебе относится, чудо бородатое!)».
Колдун уже шел по коридорам, где мигали лампочки, бегали с секирами наперевес Темные и сыпалась пыль со стропил. Некоторые узнавали его, порывались отдать честь или отрапортовать, но Тауриссан лишь отмахивался.
Вот и вход в запечатанный зал. Вот и печать. Может, этот самый «объект Р.» поможет гномам избежать гнева Рыжих и Диких? Он помог. Но не так, как думал Тауриссан.
Когда под оглушительный подземный грохот на месте чертогов Тауриссана начала вздыматься земля, а гора на глазах превратилась в черный шпиль высотой с километр, Мадоран и Хардрос, стоящие на холме у палаток объединенной ставки, переглянулись:
— Ваша работа?
— Нет. Я было подумал, что это вы организовали вулкан.
С неба посыпались первые пирокласты. Из глубин Черной Скалы доносился громкий хохот — он был слышен на расстоянии десятков километров.
— Может, ну их к черту, этих Темных? — задумчиво предложил Магни.
— Барук казад! — упрямо скомандовал Хардрос.
Но даже он был вынужден согласиться с рыжебородым коллегой, когда из всех входов в бывший Тауриссан полилась лава, а низкий и громыхающий голос откуда-то из-под земли непонятно спросил: «Бандерлоги! Хорошо ли вам видно?»
«Барук назад!» — был передан приказ по армиям.
Никогда не знаешь, на какое огненное чудо ты наткнешься в глубине гор. Огненный бич, Дьябло Второй, Огневушка-поскакушка, Кибердемон — у него было много разных имен. Но Титаны, заключая в начале времен огненного властелина в подземную тюрьму, называли его Рагнаросом.
Шпиль Черной скалы, ознаменовавший возрождение огненного властелина, опустошил лавой и пирокластами все окрестные земли. На юге раскинулись Пылающие степи, с севера к горе теперь примыкало Опаленное ущелье. Убив неосторожного Тауриссана, Рагнарос поработил гномов Темного Железа и воцарился в Черной Скале хозяином гномов и стихийных духов.
Он и сейчас там живет.
Армии Бронзобородов и Диких Молотов вернулись домой. Они были слишком поражены печальной судьбой Темных, чтобы выяснять отношения.
Бронзобороды вернулись в Кузню и занялись восстановлением города. Молоты не решились восстанавливать Грим Батол — гибель Моджад отравила город, и народ Хардроса снова стал бездомным. Мадоран предложил им поселиться рядом, но Дикие Молоты были слишком горды, чтобы принять предложение. Они ушли дальше на север, в Лордаерон, чтобы заново обосноваться в северном Дальногорье. Новый город был назван Пиком Орлиного гнезда. Гномы занялись бесчеловечными экспериментами в области генетики. Очень скоро они вывели уникальное транспортное животное — грифона. Эти гордые животные вскоре расплодились по всей округе.
Гномы Кузни, не желая терять связи с северными родичами, затеяли и исполнили грандиозный инженерный проект Фандольский Пролет — мост между Хаз-Моданом и Лордаэроном. Сплоченные торговлей, два гномьих королевства процветали. Когда умерли старые короли, их сыновья построили две огромные статуи в их честь. С тех пор любой, кто подходил к туннелю, ведущему в Опаленное ущелье, видел грозные лица двух каменных гномов. Гиганты смотрели на юг — туда, где вздымалась Черная скала. Но гномам Кузни и горцам Пика Орлиного гнезда уже не суждено было объединиться.
До вторжения орков оставалось чуть меньше пятидесяти лет.

Последний Страж
— На его месте должен был быть я...
— Напьешься — будешь!
х/ф «Бриллиантовая рука»

Эгвин, похоронив Саргераса, направила часть своих сил на продолжение жизни и девятьсот лет охотилась на демонов. Когда Совет Тирисфала начал мягко намекать воительнице, что пора и честь знать, она, в очередной раз пройдя медкомиссию, решила, что старики из Совета не заслуживают права выбирать ей преемника.
«Преемника выберу я!» — решила охотница на демонов. — «Рожу ребенка и останусь серым кардиналом, когда его выберут очередным Стражем Тирисфала. А его выберут!»
Уже через несколько дней на званом вечере в королевском зале Азерота Эгвин подошла к королевскому советнику и придворному магу Ньеласу Арану и, завязав для приличия светскую беседу, похлопала глазами и с милой улыбкой спросила: «А правда ли, что на вашем волшебном посохе — огромный набалдашник?»
Аран поперхнулся вином.
Через девять месяцев в тайном лесном убежище Эгвин родила сына, унаследовавшего силу Стража Тирисфала и магическую энергию Ньеласа Арана. Она назвала его Медив, что означало на древнем языке эльфов «что-знаю-не-скажу».
«Отчего у него такие злые оранжевые глаза? Наверное, рецессивный ген», — думала Эгвин, глядя на спящего Медива.
«Сама ты рецессивный ген!» — думал Саргерас, устраиваясь поудобнее в душе младенца.
На следующей неделе король Азерота вызвал придворного мага и строго спросил его:
— Эгвин. Знаешь такую?
— Знаю. Стражница Тирисфала.
— Банкет прошлогодний помнишь?
— Припоминаю... — отвечал Аран, слегка покраснев.
— Поздравляю, ты теперь отец не только в магических искусствах.
Придворный маг схватился за голову.
Эгвин оставила мальчика расти при дворе и ушла в закат. Медив не знал, какая сила сокрыта в нем, не чувствовал присутствия Саргераса и рос очаровательным сорванцом. Вместе с принцем Азерота Ллейном и потомком арафийцев Андуином Лотаром он носился по дворцу и дергал девочек за косички. К четырнадцати годам Медива Саргерас настолько устал от тряски, беготни и девичьих воплей, что сказал: «Баста, карапузики!» — и вырубил свет.
Юный волшебник упал на землю. Придворные медики констатировали кому. Тело Медива подключили к аппаратам искусственного дыхания и посадили на катетеры.
Шли годы. Лотар и Ллэйн выросли и стали регентами. Медив тоже вырос, но так и не очнулся. В его мечущейся взаперти душе образовался мир белого тумана, в котором бродили нелепого вида монстры. Саргерас медленно сводил Медива с ума, наполняя чувства и мысли мраком Искаженного Нижнего мира. Все шло по плану.
До вторжения орков оставалось... А, кстати, вот и они!

0

7

Часть VI

Титан Саргерас, хулиган, тунеядец и пироман, погиб в бою со стражницей Тирисфала Эгвин, но сумел вселиться в душу ее сына Медива, которому на роду было написано стать могущественным магом. Медив рос во дворце, играл в одной песочнице с рыцарем Лотаром и принцем Ллейном. Он с детства интересовался всем темным и потусторонним. Никто не обращал внимания на его странные припадки и мрачные пророчества, изрекаемые хриплым басом, — все списывалось на переходный возраст. В четырнадцать лет Медив впал в кому, но и это не насторожило волшебное сообщество.
Тем временем где-то в далекой галактике, в Искаженном Нижнем мире...

Погибель Драэнора
Разговор с этим человеком был сродни некромантии.
Терри Пратчетт, «Интересные времена»

В час ночи вдруг приглушенно заверещал видеофон. Кил-Джаэден протер хвостом глаза, замысловато выругался, пыхнул огнем на канделябр и нажал кнопку ответа. На экране возникло незнакомое бледное лицо. Человек. Юноша. Глаза закрыты. На лбу шрам.
Кил сразу понял, кто перед ним. Он склонился перед аппаратом и забормотал: «Здравствуйте, товарищ началь... э-э, виноват — Разрушитель миров, Великий Враг Сущего, Темный Бог Безымянной Пустоты, упирающийся ногами во Вселенную».
http://i031.radikal.ru/0911/ed/dc01c1307d65t.jpg
Кил был демоном догадливым — других Адски Нереальный Босс рядом с собой не держит.
— Здравствуй, обманщик, — громыхнул голос из динамика, хотя губы спящего юноши едва дрогнули. — Радуйся, ибо мой план удался. Готовься завтра собрать военный совет. Позови Архимонда, службу вампирбезопасности и лучших командиров на твое усмотрение. Маннорота не забудь.
Судя по голосу, Адский Босс был чем-то очень доволен.
— Считайте, все сделано! — кивнул Кил-Джаэден. — А что им сказать?
— Скажи, пусть готовятся выступать, — громыхнул Саргерас. — Операция «Возмездие» вступает в активную фазу. Все ясно?
— Ага. Вот только... не серчайте, товарищ начальник, но почему вас не видно, и что это за тип? — Кил-Джаэден ткнул заскорузлым пальцем в экранчик.
— А, это мой временный носитель. Я бы вас представил друг другу, но разбудить его практически невозможно, он сейчас в коме гоняет чудовищ по миру белого тумана. — Губы спящего юноши саркастически скривились. — История долгая, но суть ее в том, что его мать Эгвин убила меня, съела и закопала. Она зачала и родила сына, а я нарек его Медив, потому что я был чужаком в чужой стране и мне хотелось пошалить. Медив станет моим пропуском и билетом назад в реальный мир.
— Так вы мертвы? Это огромное несчастье. Мне надеть траур, товарищ начальник?
— Посмейся еще у меня — вообще за харчи работать будешь, — проговорил Медив, не разжимая губ. — Специально поручу Тихону записать в черный блокнотик имена тех, кто не явится на мои похороны. Каждое дело рассмотрим персонально, будем исключать из Пожирателей... Да, мое физическое тело сейчас мертво, оно в полной безопасности — лежит на дне океана в древнем городе Рулиа.
— О, Рулиа? — вырвалось у демона.
— Да, Рулиа! — строго подтвердил титан. — И какие-то глупые глубоководные твари уже устроили вокруг моей гробницы культ. Больше тебя не задерживаю. Помни — космос будет наш!
Видеофон отключился. Кил-Джаэден рухнул на кровать. Возможно, видеть сны.

В оперативной комнате было не протолкнуться от хвостов, копыт и нервно подрагивающих крыльев — сюда согнали все высшее командование Легиона. Все говорило о том, что комнату прибирали в спешке, — по углам валялся старый мусор, стульев на всех не хватало, а у двери на кнопке висела одинокая бумажка с надписью: «Чтобы работать здесь, не обязательно быть злобным демоном ада, но это помогает!».
Телемост с Азеротом шел уже второй час:
— ...Таким образом, мы снова имеем тактическое преимущество и фактор неожиданности, — громыхали колонки голосом Саргераса. — Долгие годы наблюдения и доступ во дворец королевства Азерот дали мне огромное количество бесценной развединформации. Есть вопросы? Тихон, я заметил твою папочку и проектор, можешь перестать делать загадочный вид. Говори уже.
Вампир Тихондрий Темный встал с места, вышел к президиуму и сноровисто вставил в проектор пачку слайдов. Демоны притихли — вампиров из разведки побаивались даже командиры. Тихондрий надел очки и строго посмотрел на собравшихся.
— Для нас не секрет, что среди младшего командного состава ходят нелепые слухи. Будто бы в то время, как наш Пылающий Легион завоевывает мир за миром, разведка бьет баклуши и ничего не делает. — Вампир бросил выразительный взгляд на скукожившегося Маннорота. — А между тем в наших архивах есть подробное досье уже на десять тысяч обитаемых планет.
— Если можно, немного ближе к сути, — громыхнули колонки.
— Хорошо, — так же негромко продолжил Тихондрий. — Буду краток. Успех нашего вторжения во многом зависит от того, насколько готовы к нему будут смертные — я имею в виду психологическую готовность. Обследовав несколько миров, мы выработали план подготовительного удара. Он прост: сначала мы пускаем в бой третью силу и ослабляем оборону планеты. Лишь потом, когда силы защитников иссякнут, мы проводим простую орбитальную бомбардировку и высаживаем демонический десант.
Маннорот презрительно фыркнул и пробормотал что-то насчет одной роты какодемонов, которой можно захватить Штормовой. Но Кил-Джаэден, навостривший во время доклада уши, поднял когтистую лапу и спросил:
— И вы уже знаете, кого можно послать на эту разведку боем?
— Знаем, — лаконично ответил вампир и включил первый слайд. — Выбрать было непросто. Сначала нам понравилась заросшая лесная планета, на которой обитают двухметровые волосатые монстры. Сообразительные такие обезьяны. Вот, посмотрите — они строят на деревьях города и очень агрессивны: любят вырывать руки тем, кто посмотрит на них косо. Но огромной проблемой стал языковой барьер — расшифровать их рычание и ворчание было непросто даже нам.
Дав демонам налюбоваться на искаженную гневом волосатую морду аборигена, вампир переключил слайд.
— Другим многообещающим вариантом стала желтая песчаная планета, на которой обитают разумные гуманоиды среднего роста, в целом похожие на нашего друга Медива... по крайней мере, когда снимают свои уродливые маски. Они жестоки, суровы и очень храбры — объезжают даже гигантских безглазых змей, что живут в пустыне. Посмотрите на эту змею — чтобы совладать с такой, нужен не один взвод инферналов.
С экрана на демонов щерилась распахнутая пасть с тысячами зубов.
— Но и этот вариант отпал, когда мы узнали, что аборигены поголовно сидят на психоактивных веществах, которыми наполнен сам воздух этого мира. К тому же армия из таких людей может стать неуправляемой, стоит лишь солдатам увидеть простой водоем. Отбросив этот вариант, мы решили найти расу сильных, разумных, но неагрессивных и легко управляемых существ, чтобы воспитать из них таких воинов, которые нужны нам. Мы долго и безуспешно искали такой мир. Нам любезно помог руководитель группы Свободного поиска Кил-Джаэден — он безошибочно указал на самый безобидный шарик в этом секторе галактики.
Все взгляды устремились на сидящего в президиуме Кил-Джаэдена. Демон демонстративно покраснел и слегка приосанился.
— Да ладно, чего там... — сказал он. — Это все случайно вышло. Если бы стажера нашего не подбило метеоритом на орбите...
— Ладно, ладно, — улыбнулся Тихондрий. — Спасибо группе Свободного поиска от всей вампирразведки и кусбезопасности. И тебе лично, Джа. Ты дал нам все! А теперь все внимание на экран.
В тишине зала раздался щелчок, и на экране появилась незнакомая цветастая планета.
— Господа, прошу любить и жаловать. Планета, на которой мы создадим армию смертных. Драэнор.

Тайный договор Кил-Джаэдена
Там живут несчастные люди-дикари,
На лицо ужасные, добрые внутри.
х/ф «Бриллиантовая рука»

«Дневник экспедиции посольства Пылающего Легиона под руководством Кил-Джаэдена, чрезвычайного и полномочного представителя Пылающего Легиона на неизвестной планете».
День первый. «Планета Драэнор. Полезных ископаемых нет. Государств нет. Армий нет. Магии — тоже нет. Населена орочьими кланами». Прим. Кил-Джаэдена: «Жуткие физиономии, которые можно увидеть разве что на плакатах, рассказывающих о вреде пьянства. Зеленая кожа, огромные клыки. Одним словом, народец умильный и перспективный. Редкие пацифисты. Но кочуют! Устали ноги».
День второй. «Обнаружены следы второй цивилизации. Руководитель ушел на разведку». Прим. Кил-Джаэдена: «Видел в холмах загадочные города. Живет там какая-то тощая дрянь. Не орки! Очень любознательный народ. Один из них (как бы их назвать? дряни? дренеи?) набрел на опаленные мной кусты и чуть не спалил мое тайное убежище. Можно ли как-то использовать дренеев? Не забыть спросить Саргераса».
День третий. «На Драэноре отсутствует магия, но при этом орки и дренеи пользуются простыми заклинаниями и создают волшебные вещи». Прим. Кил-Джаэдена: «Просто шаманство какое-то!» Чуть ниже: «Разглядел бубны. Это многое объясняет».
День четвертый. «Оркам свойственна горячая любовь к природе, которую они готовы отстаивать ее с оружием в руках. Охота — вот их любимое занятие, национальный спорт, помогающий им жить в мире и согласии». Прим. Кил-Джаэдена: «Вчера они носорогов душили-душили, душили-душили! А сегодня, однако же, как ловко они загнали жирафа в западню! И веревку натянули точно на высоте третьего позвонка...»
День десятый. «Пришла шифровка из Центра!»

Кил-Джаэден задумчиво вертел в руках листочек с загадочной надписью: «Вторая раса не нужна. Действовать по плану номер пять. Полыхаев». Легким дуновением он обратил бумажку в пепел и распечатал пятый конверт:
— Прогрессоры... — бормотал он, бегая глазами по строчкам. — На прямой контакт не выходить... надежный абориген... не привлекать внимания... скрытое влияние... Интересно, где это я ему найду надежного и облеченного властью? Ага, вот тут: «использовать опыт первого вторжения». А что там было? Какая-то эльфийская королева с именем на «эль»?
Демон откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.
http://i045.radikal.ru/0911/3a/27e61e973f2at.jpg
Молодого орка звали Гуль-Дан. Имя его означало «Цветок славы», и был он самым способным учеником у великого шамана, прославленного целителя и ведуна Нер-Жула.

Нер-Жул всерьез планировал сделать из Гуль-Дана наследника, и амбициозный орк знал это. Знал он и то, что ему завидует не один десяток талантливых студентов-шаманов. Гуль-Дан всегда держал клык востро. Когда он заметил, что учитель стал задумчивым и рассеянным, то решил отправить на слежку знакомых уличных орчат, которых он называл в шутку «Иррегулярные с Цветочной улицы».
Оказалось, что к старому шаману ходит по вечерам в гости некто очень странный — высокий субъект, закутанный в плащ и скрывающий лицо под глубоким капюшоном. «Страшный такой!» — повизгивал один орчонок. «У меня от него мурашки по коже», — признавался другой. А третий выразился и вовсе странно: «Когда он посмотрел на меня, у меня появилось такое чувство, будто я никогда больше в жизни не буду счастлив».
Долго и безрезультатно Гуль-Дан ломал себе голову над загадкой. Одним прекрасным вечером, выяснив от «иррегулярных», что таинственный гость вернулся, он направился к юрте Нер-Жула. Вход в нее охраняли два дюжих орка.
— Заг-заг, — сказал им молодой шаман. — Старик Жул у себя?
— Прости, Данни-бой, он сейчас занят, — сказал один из них, нахмурившись.
— Ничего, я подожду. Лок-тар!
Обойдя юрту, шаман проскользнул в известный только ему проход между досками каркаса и тканью. В абсолютной темноте он на ощупь пробирался туда, где приглушенно звучал знакомый гнусавый голос Нер-Жула. Мелькнул огонек свечи.
Старый шаман сидел на корточках между занавесями в напряженной позе. Его бубна нигде не было видно, но колышек-тотем лежал рядом. Напротив, задевая головой занавеси, сидел незнакомец — в плаще он был похож на бесформенный серый валун. Собеседники были похожи на двух пауков, затаившихся друг перед другом среди старой паутины.
— На тебя смотрят, крошка, — прошептал довольный собой Гуль-Дан и навострил уши.
Гость заговорил утробным басом — Гуль-Дан тщетно пытался понять, о чем идет речь:
— Уруки углянутся — и байной тыгыдымутся на хырей. Вы ам-ба ба хата! Все уруки, хыри, див-но и ка-зад будут гыряться вам. На том и пыцым багыр. Это наш шамдык.
Старый шаман пожевал губами и ответил:
— Мну быдырно гумно.
Гость пожал плечами:
— Это наш шамдык. Если вы амбырите, мы тыгыдымнем хаарьного шам-на и пыц. Гыр-гыр?
— Гыр-гыр, — сказал наконец Нер-Жул.
— И ба гыр! — подытожил гость, поднимаясь с колен.
Пауки договорились. Гуль-Дан отступил от щели в занавеси и начал пробираться к выходу. Он уже догадывался, что произошло нечто серьезное, но еще не знал, чем эта встреча обернется для орков и всего Драэнора. Шаман Нер-Жул стал первым орком-агентом и проводником воли Пылающего Легиона на планете.

0

8

Часть VII

Подготовка к вторжению Пылающего Легиона в Азерот идет полным ходом. Согласно плану, утвержденному Саргерасом, предварительную атаку на человеческие и эльфийские расы должна совершить раса орков с планеты Драэнор. Превратить мирных охотников и шаманов в кровожадных воинов взялся демон Кил-Джаеден — для своих целей он выбрал старого, опытного и авторитетного шамана Нер-Жула.

Рождение Орды
— Там невыносимо душно, там живут варвары, но там — моя родина.
м/ф «Аладдин»
— Болезнь — вообще всех ненавижу.
Масяня

— До обеда повторим тотем лечения. Правила вы все знаете: сначала вонзаем тотем в землю, потом берем бубен и... — старый Нер-Жул осекся. Гуль-Дан проследил за взглядом учителя и невольно поежился — на вершине холма стоял вчерашний незнакомец. Привольный ветер Драэнора развевал полы плаща, обрисовывая на спине великана огромный горб. По опушке пронесся ледяной ветер. Гуль-Дан поймал взгляд старого орка — тот несколько мгновений смотрел ученику в глаза, а потом одними губами прошептал: «Остаешься после уроков».
... — И начинаем камлать демонам нижнего мира. Доставайте бубны и приступайте. Приду — проверю.
http://s49.radikal.ru/i123/0911/48/99a78f842053t.jpg
Юрта шамана до самой крыши была уставлена штабелями коробок. Гуль-Дан с интересом разглядывал надписи:
«Озверин, 8 литров. Принимать только по рецепту врача. Беречь от сырости, верх здесь».
В углу грудой были рассыпаны книги — «Искусство войны», «Почему охота — только для неудачников», «Тактика боя на пересеченной местности», «Гладиаторские бои для чайников» и еще одна книга без обложки. Гуль-Дан успел увидеть только загадочные слова «Капитель им элтернхаус...», когда вошел сгорбленный Нер-Жул.

— Это твое? — спросил его юный орк без обиняков.
— Мое... — признался Жул.
— Откуда?
— Оттуда, — шаман показал на небо. — Все это все надо будет распространить среди нашего народа, Данни. А того, кто стоял тогда на холме, зовут Кил-Джаеден. Он сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться.
Гуль-Дан молчал.
— Он предложил расе орков огромную силу и власть в обмен на маленькую услугу. Уничтожить какой-то «Зерот». Озверин надо растворить в воде, книги размножить.
Гуль-Дан хранил молчание. Жул подошел и сбросил драпировку со странного прибора с множеством антенн.
— А этот аппарат будет рассылать по нашим землям лучи страха и ненависти. Данни, ты всегда был моим лучшим учеником. Ты со мной?
— Да, мой повелитель.

Кил-Джаеден сидел в убежище перед полевым спутниковым передатчиком и обмахивался пальмой. С экрана сверкал холодными глазами Тихондрий.
— Ну, я ему и говорю: «Мы с вами молодцы! Концентрация озверина в дикой природе растет, гладиаторские бои вот-вот станут олимпийской дисциплиной, а на пунктах вербовки молодой оркомолодежи уже вовсю набирают штурмовиков». А он такой: «А почему земля становится красной?» А я ему: «Это побочный эффект озверина, тут все в аннотации написано. Пришло, говорю, время запускать излучатель — для начала на малую мощность».
— И на этом месте ты понял, что вампирразведка, как всегда, была права? — усмехнулся Тихондрий.
— Ну да, вы меня предупреждали, что он неблагонадежный, и характер у него не нордический, — Кил-Джаеден развел лапами. — Но больше никого тогда на горизонте не было. В общем, он мне говорит: «Если мы включим лучи ненависти, то орки навсегда будут порабощены?» Я такой ему говорю: «Не надо так трагично. Орки будут великой расой под нашей мудрой руководящей и направляющей ролью. И вообще, сейчас уже поздно давать задний ход». А он такой: «Я предал орков, но я все исправлю. Я выхожу из игры, прощайте. Только вы меня и видели», — и воткнул в землю тотем невидимости.
— Не нашли? — спросил Тихондрий.
— Как сквозь землю провалился!
— Кидай приметы, мы им займемся.
— Ты слушай, что дальше было. Из темноты тут выходит молодой орк-шаман, и я ему говорю: «Как ты уже понял, у нас тут только что образовалась вакансия Темного Повелителя. Ты... согласен быть моим учеником?» И представляешь, что он меня спросил в первую очередь? «А что мне за это будет?»
— Умный мальчик, далеко пойдет.
— Да, он кажется мне вполне надежным. Я пообещал ему власть над всем миром и могучую демоническую магию в придачу. Не доверяю я этим шаманам — демоны мне как-то ближе и родней. Завтра мы с ним начнем первые тренировки. Первые призывы демонов должны пройти без сучка и задоринки, поэтому, пожалуйста, выдели под это дело батальон чертей, нескольких собак и адских стражей. И... Гуль-Дан парень молодой, поэтому передай нашим лучшим суккубам приказ — быть наготове.
http://s45.radikal.ru/i108/0911/75/18e0b56cac04t.jpg
— Ты говоришь о тех трех милых девочках... — Тихондрий оторвался от черного блокнотика и наморщил лоб. — Люси и Дрю? А кто третья?
— Ее зовут Кеми Рон, — усмехнулся Кил-Джаеден. — Передай снабженцам — мне нужно трансгрессировать новую партию озверина, запчасти для излучателя смерти и руководство по полиоркетике. Следующий сеанс связи через сутки. Ну, бывай, Тихон. Космос будет наш!
Кил-Джаеден свернул антенну. Затем он, хлопнув крыльями, потянулся, выглянул из кустов и поднял к глазам бинокль. На окраине орочьего города с дружными криками «Гыр! Багыр!» тренировался отряд орксштурма.

Кил-Джаеден неторопливо прохаживался по полю. Гуль-Дан сидел на корточках перед своим новым сенсеем и внимательно его слушал, навострив уши и клыки.
— Демоническая магия намного сильнее всех ваших шаманских штучек, ты уж меня извини, — говорил демон, помахивая крыльями — теми самыми, которые когда-то показались молодому орку горбом под одеждой.
— У магии демонов очень много школ и возможностей. Многое зависит от заклинания и артефакта. Золотой шапкой издавна призывали стаи крылатых существ. Осветительными приборами — гениев. Особым комплектом листа и травинки можно призвать маленькую огненную лошадь.
— Я духов вызывать могу из бездны, — заметил Гуль-Дан.
— И я могу, и каждый это может. Вопрос лишь в том — появятся ль они? — улыбнулся Кил-Джаеден и взмахнул когтистой лапой.
На рыжеватой земле прорезались фиолетовые очертания пентаграммы, и в воздухе повис усыпанный рунами куб.
— Я наладил связь с безграничной демонической силой, что пронизывает все сущее. И первый наш гость... — торжественно объявил демон. — Черт из глубин Искаженного Нижнего мира!
Зеленое ушастое существо сидело в пентаграмме. Черт из потусторонних миров взмахнул ушами, встал, осмотрелся, хмыкнул и обратился к Кил-Джаедену:
— Зачем ты меня призвал сюда, Джа? И что это за хрюндель рядом с тобой?
— Ты будешь учить этого способного орка основам демонической магии.
— Десять тысяч лет обучаю я магии. Но этого не буду обучать я. Парень нетерпелив слишком.
— А к Саргерасу на ковер?
— Уж и пошутить нельзя стало, — вздохнул черт. — Ладно, орчонок, будешь ты учиться у меня. Колдуна-демонолога я из тебя сделаю.
http://s55.radikal.ru/i148/0911/62/818155f4d320t.jpg
Тихо попискивал спутниковый передатчик. Кил-Джаеден вальяжно развалился в кресле и попыхивал трубочкой. Ему уже не было смысла таиться — орки привыкли к виду демонов и давно положили старые бубны и тотемы в чуланы. Демонология стала новым писком моды, и даже юные орки-школьники таскали маленьких чертей в портфелях, подкармливая их на уроках сахаром.
Экран ожил, и сквозь помехи прорезалась знакомая морда вампирразведчика.
— Уж не Тихона ли я вижу перед собой с карандашиком, направленным на меня? — захохотал Кил-Джаеден.
— Ты пропустил вчерашний сеанс связи, а вечером меня как раз вызывал на телемост Саргерас, — холодно ответил Тихондрий.
— Ну, извини, я вчера был на первом заседании Теневого Совета. Надо же было сдержать обещание нашему Цветку — он теперь генеральный секретарь. Я там выступил коротенько, минут на сорок. Ты бы слышал это: «Огромная задача стоит перед вами — воспитать и сформировать души ваших детей. Орки, будьте зорки!»
Вампир заулыбался.
— Теперь Орда под единым командованием? — уточнил он.
— Не совсем, — Кил-Джаеден слегка помрачнел. — Пришел какой-то вождь с дальнего севера. Кажется, клан Снежных Волков. Он вышел в президиум и начал возмущаться. Дескать, и природа от демонических энергий вянет, пухнет и дохнет, и крокодил не ловится, и кокос не растет, однако. И вообще, раньше, когда орки охотились на дичь, а не воевали друг с другом, все было намного проще. Дурень... О, вспомнил! Дуротан его звали. Я, естественно, говорю президиуму: «Посмотрим, что скажет стая». Наш Гуль-Дан ответил быстро: «Плаху, палача и рюмку водки. Водку мне, остальное — ему. Живо!» Не то, чтобы я не был с ним согласен, но Дуротан Снежный Волк обладал дипломатической неприкосновенностью, и мог получиться конфуз.
— И чем все закончилось? — вампирразведчик совсем развеселился.
— Нас спас какой-то недалекий, но очень старательный вождь Гром. Он так громко орал и брызгал слюной, обличая ретроградов, оппортунистов и вредителей, что его было слышно на улице. На следующий же день к Грому прилипла кличка Адский Крик.
Тихондрий смеялся. У него была удивительная манера смеяться, которая запоминалась навсегда. Сначала смех звучал искренне и заразительно, но на последних двух секундах, когда смех стихал, в нем прорезалось что-то пронзительное, звонко-взвизгивающее и злобно-демоническое — словно долетало эхо взрывов далеких сверхновых, шума Искаженного Нижнего мира или хлопанье крыльев нетопыря. К тому же морда смеющегося вампира запрокидывалась вверх и из-под верхней губы вдруг обжигали холодом два бледных клыка.
— Ты молодец, Джа, — сказал Тихондрий, отсмеявшись. — Теперь послушай меня. Наш адский босс Саргерас очень хочет, чтобы вся правящая верхушка орков была предана оркам и лично ему. Он сейчас, сам понимаешь, в чужом теле, и ему недосуг. Так вот, я предложил ему новый план — напоить всех, кого надо, кровью демона. Знаешь, как она действует на смертных?
— Представляю, — отозвался демон. — Вечное рабство, безумная жажда крови, и в качестве побочного эффекта — геморрой. А кто будет давать кровь? Надеюсь, не я?
— Обижаешь, — развел руками Тихондрий. — Как я тебе после всего, что ты для нас, вампиров, сделал, могу кровь пустить. Нет, кандидатура у нас другая. Угадай, кто? Маннорот Разрушитель!
Теперь пришла очередь Кил-Джаедену смеяться и утирать слезы.
— Ты бы видел его лицо, когда я передал ему приказ с самого верха, — подзуживал его Тихондрий. — Будет теперь у нас храбрый военачальник Маннорот донором! Вот тебе и «рота какодемонов».
— Завтра же попробую с помощью нашей школы колдунов организовать портал для призыва Маннорота — на действительно демоническую службу! — стонал демон.
— Надеюсь, в этот раз все будет без накладок. Как только Теневой Совет выпьет этот волшебный напиточек, богатый железом и серой, собирай большую армию. План окончательного решения дренейского вопроса я тебе прислал на прошлой неделе.
http://i057.radikal.ru/0911/3a/94c42243cda3t.jpg
Наступило молчание.
— Нет, я понимаю, что оркам нужна маленькая победоносная война, — сказал демон. — Но я все-таки не улавливаю одной вещи. Почему мы собираемся так бездарно потратить дренеев, прирожденных магов? Тихон, вот ты мне скажи — что не так с дренеями?
— Они убежали, — лаконично ответил Тихондрий, сверкнув клыками в лучезарной улыбке. — Неужели ты совсем не узнаешь их?
— А должен?
— Они твои родственники с Аргуса — эредары. Помнишь Велена? Он увел группу эредар на нуль-звездолете, когда ты и Архимонд собирали армию для Саргераса. Они спрятались здесь от гнева босса, а я их нашел — и здесь они встретят свою погибель.

Маннорот Разрушитель понуро стоял в центре зала, сжимая в забинтованных лапах поднос, на котором стояли стаканчики с демонической кровью.
— Кто первый наберется храбрости и отведает демонической крови, дающей... храбрость? — спросил притихших орков Гуль-Дан.
Гром Адский Крик неуверенно подошел к Маннороту, взял стаканчик и сделал глоток. Глаза его полезли на лоб, из ушей повалил дым, а сам он заорал дурным голосом. Он задергался, упал на пол и затих.
Весь Теневой Совет дружной гурьбой ринулся к Маннороту.
— Вот это да! И мне крови, и мне тоже!
Вскоре весь Совет был готов. К маленькой победоносной войне, которая затянулась на девять долгих лет.

   
***
— Тем не менее еле успели скрыться, — и драэней печально покачал хвостом.
— Так-таки и стреляли?
— У-у, — протянул драэней. — Стрелы — вжик-вжик! — свистели, срезали траву и ветви. Потом набивали котомки телами, выносили из леса, то ли сжигали, то ли топили, потом уцелевших ловили... А на равнине зоркие верховые на варгах догоняли и прикалывали последних беглецов.
— Закалывали?
— Ну да. Должно быть, был момент, тогда, в самом начале, когда мы могли сказать — нет, мы дадим отпор Орде, мы выживем. Но мы его как-то упустили. Ладно, в следующий раз будем умнее.

0

9

Часть VIII

С помощью молодого колдуна Гуль-Дана посланец Пылающего Легиона демон Кил-Джаеден превратил мирных орков в кровожадных воинов. Зеленые леса и поля Драэнора обратились в красные степи, отравленные злой магией. Чтобы навсегда поработить орков, Кил-Джаеден напоил Темный Совет демонической кровью. К вторжению в Азерот все готово. Лишь сопротивление отдельных вождей кланов мешает окончательно объединить орков в несокрушимую Орду.
Первым пробным заданием для новой Орды стала война с расой синекожих дренеев.

Рождение Орды
В окно башни стрелой влетел почтовый птеродактиль и сбросил на колени Гуль-Дана пакет. В зале Темного Совета наступила тишина. Все взгляды устремились на молодого колдуна и демона, сидящего рядом, в президиуме. Зашелестела бумага, Гуль-Дан пробежал взглядом сообщение, после чего встал и объявил:
— Последнее сопротивление подлых дренеев сломлено. Дальние болота очищены от наших исконных врагов! Это — победа!
Орки радостно зарычали, застучали по полу когтями. Раздался мелодичный звон фляжек и адские завывания. После того как демон Маннорот Разрушитель поделился своей огненной кровью со всеми членами Тайного Совета, орки уже не могли обходиться без крови. Они постоянно носили с собой фляжки и норовили сообразить на троих даже во время самых важных совещаний. Гуль-Дан и Кил-Джаеден терпели — необходимость постоянно прерывать симпозиумы короткими попойками искупалась собачьей преданностью всей верхушки Орды.
Пока совет веселился, молодой колдун прочел донесение до конца, нахмурился и протянул его демону.
— На тех болотах не растет случаем ничего... психоделического? — спросил он тихо. — Меня смутил вот этот пассаж насчет ночного огня.
Кил-Джаеден взял когтистой лапой свиток: «Отряд Кровавого Клыка докладывает. В ночь на 34 мы наблюдали тройной огненный столб неизвестной природы над вражескими позициями. Явление сопровождалось сотрясением почвы и шумом. Был отдан приказ рассредоточиться по местности и окопаться. Наутро с личным составом проведена политбеседа на тему «Бдительность воина Уголовным Кодексом удвоена».
— Это был мю-дельта-ионопласт, — сказал Кил-Джаеден колдуну.
— Что?
— Не запоминай слово, это... наш демонский жаргон. Твои орки наблюдали старт небесной колесницы. В общем, дренеи опять убежали.

Кил-Джаеден склонился над четырехмерной звездной картой. Его неудержимо рвало на Азерот. Гуль-Дан сидел на кресле, смотрел на звезды и пускал колечки из длинной трубки с зельем.
— Завтра начинаем стройку века, — задумчиво проговорил Кил-Джаеден. — Но нам надо, чтобы наши вожди друг с другом не передрались до времени.
— Опасные настроения? — подал голос Гуль-Дан, затянувшись.
— Еще какие! Озверин свое действие оказывает. Кругом себя оправдывает. А ты, орк, хоть и силен, но авторитета у тебя никакого еще нет.
Дверь в тронный зал вдруг задергалась так неожиданно, что вздрогнули и колдун, и демон. За стеклом маячила клыкастая орочья морда.
— Приема не будет до послезавтрашней недели! — крикнул тому Джаеден. — И вообще, ночь на дворе. Если вы посол, то оформляйтесь утром во втором окошке внизу.
Однако посетитель продолжал топтаться за дверью и прикладывать к глазам заскорузлую лапу, вглядываясь в полумрак зала. Гуль-Дан пожал плечами, встал с кресла и отворил дверь. В зал Темного Совета, сутулясь и шаркая ногами, вошел незнакомый орк. Он сел на кресло, откинулся на спинку, закрыл глаза и молча сидел несколько минут. Демон и колдун переглянулись несколько раз. Наконец орк приоткрыл зеленые веки и глухим голосом прорычал:
— Меня зовут Блэк. Блэк.
— И что, это дает вам право врываться среди ночи в святая святых Орды? — весело спросил молодой колдун.
— Вы смеетесь. А меня зовут Блэк. Мне девяносто пять лет.
— И что же вы от нас хотите? Предлагаете свое племя и себя в вассалы?
Блэк помолчал и сказал:
— У вас Орда.
— Верно, у нас — Орда, и весьма неплохая. И что из этого? — Колдун перестал улыбаться.
— Вам не нужен вождь?
— Вы что — больной? — спросил раздраженный Гуль-Дан.
— Да, и очень старый к тому же. Я — Блэк. Я всегда был вождем. Меня свергали и бросали в подземелья десять раз. Я всю жизнь страдал за других. Такова моя профессия — страдать за других.
— Так вы подставной вождь-марионетка? — подал голос Кил-Джаеден. — Сколько вы берете за свои услуги? Уверен, мы договоримся.
Так орочья Орда обрела вождя. Старый и жестокий орк-вождь из дальних пределов возглавил Драэнор, быстро подавил сопротивление кровавой рукой Кил-Джаедена и отрядами орксштурма. Подставной вождь был не только злым, но и весьма нечистоплотным. Неофициально Гуль-Дан прозвал его Пачкулей Пестреньким, но на людях генерального орка звали только Блэкхэндом, Черной Рукой. Другие сильные вожди, такие как Гром Адский Крик и Оргрим Молот Смерти, не спешили открыто выступать против Блэкхэнда, учитывая не только его природную жестокость, но и преклонный возраст.
— А прозвище мы дадим ему наследственное, от нашего Маннорота. Будет он Блэкхэндом Разрушителем, — заключил Кил-Джаеден.

***
Солнце еще не взошло, а на красных степных просторах Орконура вовсю кипела работа. Орки-бригадиры ходили по стройплощадке и пинали ленивых сонных пеонов. Особенно доставалось тем, кто осмеливался уснуть на рабочем месте, — почесывая побитые бока, пеоны ворчали и шли строить деревянные леса.
По всей площадке разносилась громкая и нецензурная ругань на демонике — это только-только призванный адский страж бился в колдовской клетке, не желая подчиняться неопытному выпускнику школы чародейства и волшебства. Слушая выражения, от которых уши завяли бы у любой суккубы, старый ушастый черт из Искаженного нижнего мира лишь слегка хмурился. Он был занят важным делом и не мог отвлекаться на мелочи. Прижав уши от напряжения, прикрыв глаза, черт вытягивал вперед лапу — огромная глыба камня поднималась в воздух и плыла в сторону котлована.
На краю ямы стоял Гуль-Дан в каске и рассеянно улыбался. Строительство объекта «Девятые Врата из Забвения» (он же — «Вавилон-16») шло полным ходом.
Еще на стадии проектирования возникло много вопросов. Сначала дизайнер, а за ним и колдуны настаивал на круглом отверстии, обрамленным металлическими шипами. Такая форма, мол, позволяла экономить трансляторы волшебного мю-поля и сбрасывать излишки в эфир. Но Кил-Джаеден наложил на проект вето, пояснив, что портал должен походить не на кроличью нору, а на широкий и удобный платяной шкаф. Колдуны в шоке бросились выяснять, что такое платяной шкаф, извели кучу времени и бумаги, но вынуждены были сдаться и спросить у демона. Тот посмеялся и нарисовал эскиз. После долгих споров было принято решение убрать из конструкции ненадежные ножки и двери — отключенное мю-поле и так прочно блокировало портал. Размеры каменного сооружения были выбраны такими, чтобы по ширине в него могла, не перестраиваясь, пройти рота орков. По высоте в ворота должно было пройти собранное осадное орудие.
Пока колдуны экспериментировали с щелью между мирами и пытались добиться стабильности вихревого потока, новый зиц-предводитель Орды Блэкхенд организовывал сбор войск под предлогом учений «Партнерство во имя еды». Недалеко от места строительства выросли военные городки, где будущие экспедиционные войска проходили ускоренный тренировочный курс.
Особняком стоял неприметный лагерь оркназа, где лучшие из худших готовились в разведчики. Натаскивал оркназ лично Кил-Джаеден по методичкам вампирразведчика Тихондрия.
Тем временем в башне Темного Совета...

— А ну, уруки, с кем на троих?
Гуль-Дан мысленно выругался. Заседание Темного Совета прерывалось третий раз за день. К тому же действие озверина продолжалось, и орки медленно, но верно выходили из-под контроля. Один вождь даже додумался принести на заседание трещотки. Игрушку отобрали, вождя выгнали. Гуль-Дану без поддержки демона (тот пропадал на стройке) приходилось проявлять чудеса дипломатии:
— Слово предоставляется Оргриму Молоту.
Оргрим заговорил:
— Мы, орки, независимый и гордый народ. Зачем нам эти ворота и новые опасности? Мы и здесь хорошо проживем. Мы не наемники. Разве Оргрим когда-нибудь кому-нибудь служил?
— Нет! — дружно заорал весь президиум.
— Разве я когда-нибудь делал что-то по чужой указке?
— Никогда! — орали орки.
— Вот такая вот загогулина получается, понимаешь, — заключил Оргрим и сел в кресло.
— Поймите меня правильно, — проговорил Гуль-Дан. — Никто не принуждает орков идти на завоевание нового мира. Те, кто сомневается, могут, конечно, остаться в резерве. Ничего, что Зерот набит несметными богатствами, — вы ведь не гонитесь за деньгами. И огромные новые земли, замки, поля и леса тоже можно уступить другим. Те, кому дорог родной Драэнор, — будут ждать возвращения собратьев, нагруженных золотом и трофеями. А те, кто пойдет с нами за приключениями, — они сделают это не по чьей-то указке, а для собственного удовольствия.
— Похоже, у тебя в родственниках затесался скорпид, — буркнул Оргрим.

— Куда идем мы, Джаеден?
— Большой-большой секрет! — оскалился демон.
Этим вечером Кил-Джаеден, спешно вернувшись с объекта, выловил Гуль-Дана после заседания и повел за собой. Молодой орк терялся в догадках, не понимая причины таинственной ночной прогулки.
На окраине города демон привел орка к неприметному дому.
— Значит так, Цветок: внутрь ты войдешь один. Не обращай внимания на тарелки, яблочки и провода. Тебе нужен видеофон на столе. Это портативный альфа-лучевой анализатор на тиристорах, сокращенно «палантир». С его помощью я регулярно связываюсь со штабом. Но сегодня особый случай — с тобой лично с глазу на глаз хочет поговорить Сам.
— Сар... герас? — От неожиданности голос колдуна осип. На улице словно стало холоднее, и где-то вдали завыл кроколиск.
Кил-Джаеден кивнул:
— Не теряйся, что бы ты ни увидел, Данни-бой. Иди.
Внутри в полумраке мерцал экран видеофона. Негромко шипели колонки. Медленно колдун подошел к нему, сел в кресло и уставился на мельтешащие помехи. Его била дрожь. Через минуту по видеофону поехали полоски, и появилась нечеткая картинка — маленькая поляна с круглым каменным колодцем в середине. Кроме колодца, нескольких деревьев и куч пожухлых листьев, на экране не было ничего. Но Гуль-Дан не на шутку перепугался. Несколько секунд изображение стояло неподвижно, потом у ближнего края колодца что-то показалось... и тут же экран снова заполнили помехи.
Шум в колонках переменился — теперь они громко свистели, кряхтели, трещали и подвывали. По экрану снова поехали строчки, и Дан увидел странное существо, похожее на очень худого орка, замотанного с ног до головы в тряпье так, что не видно было ни лица, ни лап. Загадочная тварь изгибалась, крутила головой и не обращала никакого внимания на похолодевшего зрителя. Двумя лапами она медленно и с заметным напряжением проворачивала большой и круглый заржавевший рычаг. Гуль-Дан сидел, вцепившись в подлокотники кресла. Забинтованный все вертел и вертел странный вентиль. Через несколько секунд экран сморгнул, и на нем появилась четкая картинка — спящий юноша, лежащий на подушках. Колонки смолкли.
Колдун не раз видел людей на изображениях, которые ему передавал демон от Тихондрия и его вампиров-разведчиков. Он сразу понял, что на этот раз перед ним Саргерас, — странной зловещей пустотой тянуло из экрана, хотя в самом изображении не было ничего страшного и необычного.
Юноша не двигался, глаза его были закрыты, но Гуль-Дан понимал, что Саргерас очень внимательно изучает его.
— Кто ты? — грохнул низкий голос в колонках.
— Взззхоббит! — вымолвил Гуль-Дан, подскочив в кресле. «Что за ахинею я несу?» — подумал он сразу же и торопливо добавил:
— Я Гуль-Дан, бывший предводитель Орды.
— Ясно. Слушай меня, Гуль-Дан, и слушай внимательно. Очень скоро ты поведешь орков на Азерот через портал, который откроют твои волшебники с моей помощью и помощью этого юноши, Медива. Мне трудно, и им трудно наводить портал между далекими мирами. Но час близится, и твои войска предадут неразумный Азерот мечам и пожарам. Но это еще не все. От тебя требуется еще одна вещь.
— Я слушаю, повелитель.
— Ты должен отправиться к северному морю в место с координатами, которые тебе передаст Кил-Джаеден. Там тебе нужно будет погрузиться в море. На дне стоит высокая гора. В ней — глубокая нора. В той норе в подводном храме ты найдешь гробницу, где лежу я, Саргерас. Ты должен найти меня и вернуть на землю. Тогда ты получишь все, что пожелаешь, и станешь живым божеством.
— Почему ты сам не выйдешь на землю?
— Я не могу этого сделать.
— Но почему?
— Потому что я мертв.

Темный Портал и падение Штормового
Провидению препоручаю я вас, дети мои, и заклинаю: остерегайтесь выходить на болото в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно.
Артур Конан Дойл, «Собака Баскервилей»

По случаю торжественного открытия врата были украшены шарами и лентами. У подножья слева и справа волновалось зеленое море — на праздник прибыли орки со всего Драэнора. В середине стояли орочьи роты в полной боевой выкладке. Взрыкивали нагруженные вьюками варги. Армию и зевак разделяли серые патрули орла нашего дона Блэкхэнда. Инженеры и колдуны дежурили у главных переключателей — те уже искрили от избытка магической энергии. Подрагивал воздух в портале, отсвечивая высокооктановой магией.
http://s42.radikal.ru/i095/1001/fe/f598e857e59ct.jpg
— Ну, что я могу сказать... строили мы, строили и наконец построили! Ура! — Гуль-Дан махнул рукой с трибуны, и с каменного портала слетела закрывающая его ткань.
Орки радостно зашумели. Хлопал лапами демон Кил-Джаеден. Делегация Темного Совета вышла к трибуне, и сам Блэкхэнд огромной секирой перерубил красную ленту. Он воздел секиру в победном жесте, а потом подошел к микрофону. Наступила тишина.
— Сегодня великий день, — начал речь вождь. — Сегодня мы ответим на извечный вопрос — одиноки ли мы во Вселенной? Есть ли жизнь там, в далеких мирах, нет ли там жизни — это нашей науке было неизвестно. Наука, что называется, была не в курсе дел. Но с помощью наших верных друзей-демонов мы наконец сможем преодолеть огромные пространства между мирами, воочию увидеть братьев по разуму. И убить их всех!!
Долго у подножья портала не смолкали аплодисменты, переходящие в овацию.
— Вчера в это же время через ворота в иной мир, называемый Азеротом, прошли через проход наши лучшие парни — бравый оркназ. Они первыми вступили на чужую и полную опасностей планету, чтобы начать плановую разведку и закрепиться на плацдарме. Это был маленький шажок для орка, но огромный скачок для всех нас. А сейчас мы воочию увидим, с чем они к нам вернутся. Инженеры, прошу!
Толпа инженеров и колдунов в капюшонах засуетилась у пульта. Защелкали рубильники, загудели генераторы магии. Народ безмолвствовал. Полминуты в полной тишине гудели пульты и искрила магия. Потом в прямоугольном пространстве портала воздух дрогнул, пошел волнами и засветился желтым. Толпы дружно ахнули и зашептались, увидев за проходом незнакомый зеленый пейзаж и ярко-желтое солнце. Потом в проходе на той стороне показались три силуэта, и через ворота в Драэнор прошла тройка орков из группы особого назначения. Они уже были проинструктированы и знали, что делать, — оркназцы вышли к трибуне, и главный отрапортовал Блэкхэнду:
— Докладывает командир группы! Мы успешно прибыли на место и разбили базовый лагерь. Нами взяты образцы воздуха, почвы и растительности. Задание выполнено, потерь среди личного состава нет.
— Вольно, — сказал вождь. — Что лично вы можете сказать о том мире, в котором оказались первыми представителями орчества?
— Ну... — замялся орк. — Там голубое небо и очень жаркое солнце. От жары можно укрыться под зелеными растениями. В ручьях чистая вода, и охотиться на зверей очень легко. Цветы тамошние очень красивы, я их принес с собой. — Командир сунул лапу в мешок и вынул пучок цветов. — Вот! Раз ромашка, два ромашка. Пять ромашка, шесть ромашка...
— А я четвертую сорвал, — ни к селу не к городу сказал орк-солдат, стоящий за спиной командира.
Вождь Блэкхэнд поспешил перевести разговор с гербариев на что-нибудь более воинственное:
— А жителей вы видели?
— Так точно! Мы следили за их селением. Это люди — слабые и тщедушные розовые существа. Любого можно убить одним ударом. Если они все такие, то война закончится за две недели. Я так думаю.
— Золотые слова, воин, надолго их запомнят! Только... — Краем глаза Блэкхэнд увидел движение в толпе и повернулся. А когда увидел знакомую фигуру, оскалился.
На помост выходил Дуротан Снежный Волк, одетый в серебристые шкуры. Его увидели все — и Темный Совет, и толпа, и солдаты. Наступила напряженная тишина. Гуль-Дан, стоящий поодаль, сделал знак страже, но Кил-Джаеден махнул рукой, и стража замерла.
— Позор джунглям! — громогласно крикнул Дуротан. — Зачем вы слушаете их, этих колдунов? Они погубили шаманство, они отравили наши земли, они приведут всех орков к погибели! Они загнали вас в рабство, но я — Снежный Волк! Я волк свободного племени! И пусть моя смерть послужит для вас всех предостережением.
Дуротан вынул из ножен меч. Толпа заволновалась. Кил-Джаеден, нагнувшись, что-то шептал Гуль-Дану. Тот просиял.
— Гхм! Раз-раз-раз... — сказал в микрофон Гуль-Дан. — Послушай, Дур... отан Снежный Волк, мы все очень уважаем тебя и твой клан. Ты очень зря на нас клевещешь, мы не собираемся тебя убивать. Однако твои заблуждения опасны, и мириться с твоими выходками мы больше не можем. Поэтому мы предоставляем тебе и всему клану Снежных Волков возможность исправиться и кровью искупить свою вину. Вам предоставляется честь первыми уйти в Азерот и начать там новую, честную жизнь. Выбирай — смерть ради собратьев или добровольное изгнание!
Приготовившийся было умереть с честью Дуротан растерялся.
— Если кто-то еще решит разделить с Дуротаном и его кланом общую судьбу, тот может пройти в ворота в течение сегодняшнего и завтрашнего дня, — объявил колдун. — И пусть не говорят про нас, что мы кого-то к чему-то принуждаем. А ты, возмутитель спокойствия, иди. Иначе — мементо море.
— Моментально... — пояснил Блэкхэнд.
— ...В море! — заключил Кил-Джаеден.
Дуротан хлопал глазами.
— Что, прямо сейчас? — спросил он колдуна.
— Давай-давай, страус, пошел!
— Ну что ж, я принимаю изгнание, чтобы в будущем попытаться спасти собратьев от власти колдунов и рогатых негодяев. — Вождь Снежный Волк повернулся к толпе. — Сегодня я уведу свой клан с собой в новый мир! Ради вас, ради орочьего племени! И еще раз повторяю — за все, что здесь сегодня было, лично я никакой ответственности не несу.
И он шагнул в портал.
— А правильно ли мы сделали, отпустив его? — шепнул Гуль-Дан демону.
— А пусть бегает... — махнул рукой тот. — Все равно солнце сожжет его. Если поймет свои ошибки, поможет нам. Если нет — прикроет эвакуацию. Все польза.

Ворота были размещены с помощью Саргераса в относительно безлюдной местности королевства Штормового, среди восточных болот, в местечке Черная Трясина. Орки проникали в Азерот ночами, понемногу занимая безлюдные болота и разбивая в них полевые лагери. Очень скоро все экспедиционные силы Орды переправились в новый мир и создали в Черной Трясине мощные укрепления.
Вторжение орков в Азерот началось.

***
— Дружище Лотар! — возопил король Ллейн, привстав с трона. — Где же ты был?
— Восточные границы патрулировал... — начал было сэр Андуин Лотар. Он вошел в тронный зал как есть в доспехе, запылившемся в дальней дороге.
— Я тебя искал, искал, а ты не все не появлялся, — продолжал монарх. — Я уже и гонцов посылал, и банкет подготовил, и весь Штормовой украсил к твоему прибытию, и птичек настрелял, этих, как их...
— Куропаток... — подсказал рыцарь.
— Точно, куропаток! Да. Вот. Гм... Ведь кто же, кроме тебя, случись что, наше королевство оборонять будет?
Король Ллейн все говорил, говорил... А рыцарь думал: «Как хорошо, что мы снова вместе, как тогда, в юности!» И еще он думал про Медива — как он там, в тумане.
— Что слышно про нашего бедного колдуна? — спросил Андуин короля.
— А? Что? Медив? Не спрашивай. Там все очень плохо. — Король сокрушенно покачал головой. — В последнюю неделю вокруг башни появился какой-то колдовской белый туман. На горных тропах завелись совершенно жуткие существа. Сиделки не хотят наниматься в его башню, а те, которых мы посылаем, возвращаются совершенно невменяемыми. И это только те, что возвращаются.
— Туман начал распространяться неделю назад? — Рыцарь озабоченно нахмурился. — Примерно в это же время на восточных границах начали замечать зеленых чудовищ. Они пришли из болот.
— Да-да-да, я знаю. Мне рассказывали. Ничего серьезного. Это лягушки-переростки. Там повышен естественный фон, вот они и растут.
— Ладно. — Андуин Лотар снял рыцарский шлем. — Велите накрывать на стол, как в старые добрые времена.

— Дружище Лотар! — закричал король, вставая с трона. — Ты ж где был?
— Стойте! Стойте! Помолчите, ваше величество, дайте мне сказать. Дело серьезное. Помните, в прошлом году мы говорили про гигантских лягушек из Черной Трясины? Они начали нападать на приграничные деревни. Начались стычки на границе, люди покидают края. Там творится что-то серьезное, надо собирать армию и идти выкуривать орков из болот.
— Не слишком ли ты сильно беспокоишься, мой верный вассал? Что может сделать какой-то десяток лесных чудовищ? Мы пошлем один отряд на защиту, и наши бравые консервные банки разнесут всю Черную Топь вдребезги пополам.
— Никто не знает, сколько там этих чудовищ, — ответил Андуин Лотар. — Их может быть и сто, и тысяча. В болотах творится что-то совершенно непонятное. Я не знаю, откуда они взялись, но я подозреваю, что они связаны с Медивом... Что?
— Да, насчет этого волшебника. Только вчера я получил депешу, — сказал король. — Туман распространился на все предгорье, и монстры спускаются в деревни.
— Мы не можем оставить Медива в беде. Но прежде чем я уйду, Ллейн, вели принести метлу.
Ллейн удивился, но приказ отдал. Еще более изумленный дворник принес метлу. Рыцарь Лотар снял перевязанные прутья орешника с метлы, выдернул один и протянул королю.
— Попробуйте сломать этот прут, ваше величество.
Король послушно сломал его и вопросительно уставился на рыцаря. Тот протянул королю оставшиеся прутья королю.
— А теперь попытайтесь сломать все сразу.
Король переломил пучок об колено.
«Так и помрешь дураком», — подумал рыцарь. Но сказать ничего не успел. В тронный зал вбежал задыхающийся гонец.
— Орки идут! Орки! Они в трех днях пути отсюда. Они все вышли из болот и смяли наши патрули. С ними много повозок и пушек. Их не меньше двух тысяч, и они идут сюда.
— Ваше величество, наша армия рассеяна по всей стране, — тихо сказал Лотар. — У нас нет достаточно сил, чтобы оборонять Штормовой. Мы должны сдать город.
— Я ни за что не отдам такой приказ! — крикнул Ллейн. — За стенами Штормового наш народ в полной безопасности. Город неприступен, и если орки с топором к нам придут, то от него и погибнут. Пусть выстраиваются, морровы дети, в очередь.
Сэр Лотар посмотрел на своего короля и вздохнул.
— Ваше величество, я немедленно возьму свой отряд и пойду к башне Медива.

Рыцарь сэр Андуин Лотар потерял почти всех своих людей, пробиваясь к башне волшебника через магический туман. Часть пала жертвой чудовищных собак с раздвоенными мордами. Еще нескольких закололи ожившие мумии, двое сошли с ума. Но Лотар все же дошел до самого верхнего этажа замка волшебника. В грязной и закопченной комнате стояла кровать, на которой лежал неподвижный Медив. Трубки, провода и попискивающие приборы поддерживали в нем жизнь. В углу на стуле сидела спиной к рыцарю и всхлипывала сиделка. Рыцарь обнажил меч и подошел к кровати.
http://i065.radikal.ru/1001/00/5a6085b433ebt.jpg
— Медив, как же тебя так угораздило, — шепнул сэр Лотар. — Ты почти не изменился с тех давних пор...
Медив внезапно открыл глаза. Рыцарь отшатнулся от кровати и выставил перед собой меч. В тишине слышались лишь вслипывания сиделки в углу. Медленно Медив повернул голову и взглянул на Лотара полными бесконечной усталости глазами.
— Добей меня, друг, — прошептал он еле слышно. — Добей, ибо во мне затаилось страшное зло.
Лотар склонил голову и замер на мгновение, а потом сделал шаг вперед, взмахнул мечом и пронзил тело волшебника. Медив вздрогнул и затих. Запищал странный прибор у кровати.
Морок пропал. Туман вокруг башни мгновенно исчез, словно унесенный неощутимой взрывной волной. Как будто проснувшись от наваждения, рыцарь неуверенно осмотрелся и дотронулся до лица. Что-то неуловимо изменилось в комнате. Исчезла сиделка вместе со стулом, пропали грязные тела убитых адских собак. Лотар посмотрел на свой меч, на тело волшебника, а потом развернулся и пошел к выходу.
— Спасибо, друг! — послышался шепот за спиной.

***
Освобожденный дух Саргераса летел через мироздание, сквозь звезды и туманности. Его больше ничего не связывало с Азеротом — уже во второй раз он был изгнан из мира и должен был начать все сначала.
«Я Саргерас. Я упал в вечность», — меланхолично повторял он молчаливым звездам.

0

10

Хоревская "История ВарКрафта" - это просто шедевр, всего сюда не скопируешь. Крайне рекомендована к прочтению :)
Публикуется в журнале Лучшие Компьютерные Игры.

0

11

Да, довольно забавно, в своё время читал с удовольствием.
Публиковать далее и правда нет большого смысла, читайте продолжение по ссылке выше (внизу страницы есть навигация по всем главам).

0


Вы здесь » WarCraft: Third War » Новелла » World of Warcraft История Азерота


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC